Новини та ділова аналітика для проактивних

Фискалы ввели новые критерии рисковых операций бизнеса: два шага вперед, один назад

30 марта 2018 — 09:00
Фискалы ввели новые критерии рисковых операций бизнеса: два шага вперед, один назад

21 марта официальный статус получили два документа Государственной фискальной службы (ГФС). Первый: «Перечень показателей, определяющих положительную налоговую историю налогоплательщика». Второй: «Критерии рисковости налогоплательщика» и «Критерии рисковости осуществления операций». Они прошли процедуру согласования с Минфином, предусмотренную постановлением КМУ №117 от 21.02.18 г. Но что любопытно, в итоге они даже не утверждались каким-либо приказом, а были просто доведены до сведения налогоплательщиков и самих фискалов письмами ГФС с номерами №959/99-99-07-18 и №960/99-99-07-18.

Напомним, именно эти документы должны были лечь в основу новой системы блокировки налоговых накладных (НН), утвержденной Кабмином, о чем подробно писала Нова Влада. По сути своим постановлением правительство наделило фискалов правом блокировать налоговые накладные на свое усмотрение.

Опасения Нова Влада относительно полномочий ГФС подтвердились, но только частично. Определенные послабления для законопослушного бизнеса появились, но есть и спорные моменты:

- новая система, как и ее предыдущая версия, вряд ли станет эффективным инструментом в борьбе со «скрутчиками»;

- крупным налогоплательщикам фактически выписана индульгенция на регистрацию НН;

- специальные комиссии при ГФС, рассматривающие рисковость налогоплательщиков, получили новые коррупционные инструменты, чтобы кошмарить малый и средний бизнес;

- в автоматизированной части системы мониторинга появились послабления для бизнеса: некоторые из критериев стали более лояльными к бизнесу, по сравнению с аналогичной нормой, действовавшей в прошлом году, уменьшено количество рисковых групп товаров. Это сократит количество необоснованных блокировок НН в Реестре, из-за чего как раз в прошлом году действие этой системы приостановил парламент. 

Положительная история

В переводе с чиновничьего на человеческий набор показателей для положительной налоговой истории от ГФС выглядит так:

1) объем поставок в текущем месяце не превышает 150 тыс. грн. на одного контрагента;

2) больше 50% поставок за последние 6 месяцев осуществлялись конечному потребителю (не плательщику НДС);

3) приобретение и поставка одного товара/услуги составляет более 50% в поставках за 6 месяцев;

4) на протяжении 4 из последних 6 месяцев в поставках товаров/услуг 20% и более составляют поставки товара/услуги с одним и тем же кодом УКТ ВЭД/ГКПУ;

5) остаточная стоимость основных средств для плательщиков налога на прибыль составляет более 1 млн грн. при условии, что в 2017 г. руководитель и учредитель не менялись;

6) наличие собственных (по праву собственности или пользования) земельных участков составляет более 200 га или наличие арендованных земельных участков коммунальной и/или государственной собственности площадью не меньше 0,5 га (по состоянию на 1 января 2017 г.), задекларированные до 20 февраля 2017 г.;

7) уплата ЕСВ на 1 работника превышает ЕСВ с минимальной зарплаты в 1,5 раза за последние 12 месяцев при условии, что в 2017 г. руководитель и учредитель не менялись;

8) общая сумма уплаченных в предыдущем отчетном году сумм ЕСВ и налогов (кроме НДС при импорте) плательщиком и его обособленными подразделениями, которыми подана налоговая накладная на регистрацию в Реестре, составляет более 5 млн грн.

Для наличия положительной налоговой истории плательщику НДС достаточно соответствовать одному из вышеприведенных критериев.

Напомним, согласно постановлению КМУ №117 от 21.02.2018 г., наличие у налогоплательщика положительной истории избавляет его от возможности блокировки налоговой накладной по причине рисковости операции. А поскольку сам плательщик с положительной историей рисковым быть не может, то наличие таковой гарантирует беспроблемную регистрацию налоговой накладной в Едином реестре налоговых накладных (ЕРНН).

Приведенный выше набор показателей от ГФС выглядит неоднозначно и местами даже противоречиво. Например, пункты 3 и 4 пересекаются.

Отдельно стоит обратить внимание на восьмой из представленных критериев, являющийся своеобразной индульгенцией для крупных налогоплательщиков. Напомним, в прошлом году они были исключены из работы Системы мониторинга критериев оценки рисков (СМКОР). Заметим, что он появился в перечне в последний момент. Почему решено продолжить действие дискриминационной по отношению к среднему бизнесу нормы, думается, понятно без слов – олигархическая модель управления государством никуда не делась.

Рисковые налогоплательщики

Документ ГФС «Критерии рисковости налогоплательщика» и «Критерии рисковости осуществления операций» определяет правила, по которым СМКОР и комиссии ГФС оценивают возможность регистрации или блокировки НН в Реестре.

Рисковыми налогоплательщики будут признаваться при соответствии таким критериям:

1) плательщик зарегистрирован на недействительные (утраченные, утерянные) и поддельные документы согласно информации ГФС;

2) плательщик зарегистрирован физлицами с последующей передачей (оформлением) во владение или управление несуществующим, умершим, без вести пропавшим лицам согласно информации ГФС;

3) плательщик зарегистрирован физлицами, не имевшими намерений проводить финансово-хозяйственную деятельность или реализовывать полномочия согласно информации, предоставленной такими физлицами;

4) плательщик зарегистрирован и осуществляет финансово-хозяйственную деятельность без уведомления и согласия его учредителей и назначенных в законном порядке руководителей согласно информации, предоставленной такими учредителями/руководителями;

5) имеется обвинительный приговор суда относительно должностного лица плательщика по ст.205 УК (фиктивное предпринимательство) согласно информации ГФС;

6) комиссии ГУ ГФС в регионах и Офиса крупных налогоплательщиков ГФС могут рассматривать вопросы об установлении рисков плательщика, а именно:

- плательщик зарегистрирован по адресу, который находится на неподконтрольной территории Украины;

- «дата регистрации плательщиком НДС не превышает 3 месяцев с даты такой регистрации» (дословно согласно документу ГФС – Ред.);

- плательщик-юрлицо, который не имеет открытых счетов в банках, кроме счетов в органах казначейства;

- плательщик, должностное лицо и/или учредитель которого был должностным лицом и/или учредителем субъекта хозяйствования, который ликвидирован по процедуре банкротства на протяжении последних 3 лет;

- плательщиком не подана контролирующему органу налоговая отчетность по НДС за 2 последних отчетных периода;

- плательщиком налога на прибыль не подана контролирующему органу финансовая отчетность за последний отчетный период;

- имеется налоговая информация, свидетельствующая о наличии признаков осуществления рисковых операций плательщиком.

Рисковым будет автоматически считаться налогоплательщик, который соответствует хотя бы одному из первых пяти критериев.

В случае соответствия плательщика каким-либо критериям из шестого пункта «такой налогоплательщик выносится на рассмотрение Комиссии в тот самый день (когда выявлено соответствие. – Ред.) и вносится в перечень рисковых плательщиков в день проведения заседания Комиссии, на котором принято соответствующее решение».

С учетом того, что Комиссия может принять решение исключительно о внесении плательщика в перечень рисковых (варианта принятия решения о невнесении документом не предусмотрено) особая конструкция для пункта 6 выглядит странно. Более того, она выглядит рискованно с точки зрения коррупции. Ведь заседание по включению в перечень можно, например, вовремя не провести. А уж эпопея с исключением из перечня и вовсе может оказаться эксклюзивно платной – ведь исключение по пункту 6 будет производиться тоже только по решению Комиссии. И вот тут у нее руки полностью развязаны как в отношении сроков проведения заседания, так и в отношении принятия решения!

Пожалуй, это главная претензия к данному перечню критериев.

Рисковые операции

К признакам рисковых операций отнесены следующие:

1) объем поставки товара/услуги, указанный в налоговой накладной/расчете корректировок (НН/РК), равен или превышает величину остатка, который определяется как разница между объемом приобретения такого товара/услуги (для товаров еще и импорта), указанного с 01.01.17 г. в полученных НН/РК, зарегистрированных в ЕРНН (и в таможенных декларациях), увеличенного в 1,5 раза, И объемом поставок соответствующего товара/услуги, указанного в НН/РК, зарегистрированных после 01.01.17 г. в ЕРНН, и преобладание в таком остатке (более 75% от общего остатка) товаров/услуг с кодами УКТ ВЭД/ГКПУ, перечень которых определен ГФС, и отсутствие такого товара/услуги в Таблице данных налогоплательщика; (перечень кодов УКТ ВЭД/ГКПУ мы привели ниже).

2) отсутствие (аннулирование, приостановка) лицензий, которые подтверждают право плательщика на производство, экспорт, импорт и оптовую торговлю подакцизными товарами, относительно товаров, указанных в НН/РК, поданной на регистрацию в ЕРНН;

3) отсутствие на дату составления НН/РК сведений (актуальной записи) в Реестре плательщиков акцизного налога по реализации топлива о субъекте хозяйствования, который регистрирует НН/РК;

4) расчет корректировки составлен поставщиком товаров/услуг к налоговой накладной, которая составлена на получателя – плательщика НДС, если предусматривается изменение номенклатуры товара/услуги (для товаров изменение первых 4 цифр УКТ ВЭД, для услуг – первых двух цифр ГКПУ), при условии отсутствия такого товара/услуги в Таблице налогоплательщика.

Несложно обнаружить, что перечень рисковых операций по большей части перекочевал из порядка СМКОР, который действовал до 01.01.18 г. (приказ Минфина №567 от 13.06.17 г.) и который, напомним, был признан неэффективным и остановлен нардепами.

Но, во-первых, добавился пункт 3. Во-вторых, появилась правильная оговорка насчет Таблицы налогоплательщика в пункте 4. В-третьих, критерии, описанные в пункте 1, стали более лояльными к бизнесу, по сравнению с аналогичной нормой в прошлом году.

В-четвертых, отдельно стоит сказать о прилагаемом к документу перечне рисковых товаров/услуг (см. ниже документ). По сравнению с прошлогодним, который был утвержден приказом ГФС №461 от 30.06.17 г., нынешний стал втрое меньше. Тогда фискалы с перепугу записали в рисковые товары все подряд. Нынче вместо 220 товарных подгрупп осталось 56, плюс добавилось 9 классов услуг.

С одной стороны, можно предположить, что приведенные изменения будут способствовать некоторому сокращению количества необоснованных блокировок.

С другой стороны, вся представленная конструкция критериев, наверное, является небольшим шагом вперед, по сравнению с системой, действовавшей в прошлом году, но эффективным инструментов в борьбе со «скрутчиками» станет вряд ли.

Сергей Саливон

Антигерои Украины