Новини та ділова аналітика для проактивних

Госдолг Украины в $76,7 млрд: оптимисты Минфина неудачно блефуют, составив Стратегию его погашения

27 августа 2018 — 09:45
Госдолг Украины в $76,7 млрд: оптимисты Минфина неудачно блефуют, составив Стратегию его погашения

22 августа 2018 г. Министерство финансов представило на рассмотрение правительства проект Среднесрочной стратегии управления государственным долгом на 2018-2020 годы, которая сразу же без обсуждения была и утверждена.

Документ сами авторы называют инструментом, разработанным для оценки текущего состояния и динамики государственного долга Украины. А также – для постановки целей, задач и мер в среднесрочной перспективе для оптимизации структуры государственного долга с точки зрения соотношения стоимости обслуживания и рисков при сохранении приемлемого уровня объема долга. В Стратегии также приведен анализ долговой устойчивости Украины с использованием методов стресс-тестирования, сделан обзор влияния пяти возможных шоковых сценариев (и в частности рассмотрен вариант девальвации гривны в 2018 г. до 36,12 грн/USD).  

Подобные документы уже утверждались украинским правительством в 2011-2013 годах. После 2013 г., на протяжении четырех лет, никакой стратегии управления госдолгом не было (вопреки прямым требованиям Бюджетного кодекса). С 2017 г. к практике ее утверждения все же было решено вернуться. И если к собственно стратегии управления (определения целей, рисков, утверждения прогнозов и т.п.), обозначенной в этих документах, есть много вопросов, то к содержательности документа их практически нет. В нынешней Стратегии содержится наиболее полный анализ структуры существующего госдолга во всех возможных разрезах. А сама Стратегия 2018 года отличается от прошлогодней (2017 г.) существенно бОльшим объемом. Информацию о структуре госдолга можно почерпнуть непосредственно из документа – см. ниже «Середньострокова стратегія управління державним боргом на 2018-2020 роки».

Нова Влада решила обратить внимание на самое главное – особенности стратегии управления госдолгом. Уточним, что общий долг Украины (с учетом гарантированного государством), по состоянию на 31.12.2017 г., составляет 2 141 674 млн грн (2,14 трлн грн), или 71,8% к ВВП. В долларах США по нынешнему курсу НБУ это равно примерно $76,7 млрд.

Во-первых, довольно странно, что стратегией называется планирование управления чем-либо сроком всего на 3 года. Стратегии обычно определяют что-либо на десятилетия либо хотя бы лет на 10, но никак не на 3.

Во-вторых, если уж какая-либо стратегия утверждается, то логично следовать ей все указанное время, пусть и делая необходимые поправки. В нашем же случае, если сравнить стратегию-2018 со стратегией-2017, то обнаружится радикальное отличие даже в основных целях, которые планируется достичь согласно этим двум документам:

Цели Среднесрочной стратегии управления госдолгом Украины

Госдолг Украины в $76,7 млрд: оптимисты Минфина неудачно блефуют, составив Стратегию его погашения

То есть цели, поставленные год назад, ныне таковыми уже не являются. Это – не стратегия, это – хаос.

Хотя в прошлом году в качестве цели четко не ставилась задача увеличения доли госдолга в национальной валюте, все же речь о необходимости оптимизации структуры госдолга, с точки зрения минимизации валютных рисков, шла. Давайте посмотрим, что было сделано в этом направлении за прошлый год. На 31.12.2016 г. доля валютных долгов в госдолге составляла 65,8%. Через год она выросла до 66%. Изменения небольшие, но даже они явно не в том направлении, которое было задано.

Часть долга с плавающей процентной ставкой с 31.12.2016 г. по 31.12.2017 г. выросла с 22% до 27%. Однако, с учетом стабильно растущей в последние несколько лет ставки LIBOR, к которой привязана большая часть долга с плавающей процентной ставкой, это сомнительное достижение.

Стоит также взглянуть на выполнение поставленных в прошлой Стратегии задач по снижению предельного размера госдолга. Итак, к 31.12.2017 г. планировалось снизить госдолг до 66% от ВВП. В реальности достигнут показатель в 61,5%. Но! Это без учета гарантированного государством долга, существование которого авторы новой Стратегии стараются максимально не замечать. С учетом же гарантированного государством долга, бОльшая часть выплаты которого традиционно ложится на госбюджет, отношение существенно превышает поставленную цель, составляя 71,8%.

Новая Стратегия в вопросе динамики госдолга излучает непонятный оптимизм. К концу 2020 г. авторы предполагают добиться сокращения госдолга с упомянутых 61,5% (без учета гарантированного долга) до 49% (основное сокращение – с 60% до 52% должно прийтись на 2019 г., когда состоятся аж две ключевые избирательные кампании).

Для сравнения, в предыдущей Стратегии (2017 г.) к концу 2019 г. ставилась цель выйти на 58%. Видимо, в Минфине знают, что в ближайшее время внешних заимствований нам не видать, как своих ушей. Но даже с учетом этого, не совсем понятно, за счет чего может произойти столь стремительное сокращение отношения госдолга к ВВП при нынешних черепашьих темпах экономического роста, отсутствии стремления к серьезным инвестициям со стороны отечественного бизнеса, и мизерных иностранных инвестициях.

Говоря о нынешнем состоянии госдолга, авторы новой Стратегии пишут об относительно низком уровне риска текущей структуры госдолга (61,5%), но забывают упомянуть о том, о чем писалось в стратегии даже год назад: отношение госдолга к ВВП на уровне свыше 60% является сверхкритичным.

В ближайшие два года авторы планируют выйти на внешние рынки с облигациями в долларе, евро и даже в гривне. Однако по факту на сегодня и, видимо, до конца выборной лихорадки любая активность Украины на внешних рынках заимствований будет парализована. При прочтении Стратегии создается впечатление, что авторы живут на Марсе и о политических рисках в связи с выборами не имеют ни малейшего представления. Более того, они их даже не упоминают.

Да и осуществленные в 2017 году заимствования на внешних рынках по своей стоимости сильно отличаются от льготных займов, предоставленных МВФ и другими МФО. Если в 2014 г. средневзвешенная ставка по государственным внешним заимствованиям составляла 1,25%, в 2015 г. – 1,6%, в 2016 г. – 1,1%, то разместить облигации в 2017 г. удалось лишь под 7,375% + комиссионные.

Более того, Минфин, одновременно с принятием Стратегии, где задекларирована цель снижения стоимости займов, умудрился выйти на рынок внешних госзаймов под высокий процент. 24 августа Минфин сообщил о том, что осуществлено частное размещение краткосрочных облигаций внешних государственных займов на $725 млн со сроком погашения в 2019 г. По данным некоторых участников финансового рынка, данные облигации были размещены аж под 9,1% годовых! Любопытно, что пресс-служба Минфина в своем сообщении о доходности данных облигаций скромно промолчала. Но если инсайдерская информация об огромных 9,1% верна, то этот шаг финансового госведомства кардинально противоречит его же так называемой трехлетней Стратегии.

Отдельно стоит упомянуть дивный оптимизм авторов в отношении курсовой динамики, который еще больше подрывает доверие к документу. По мнению Минфина, курс гривны к доллару на конец 2018 года составит 30,1 грн., к концу 2019 г. укрепится до 29,4 грн (ага, укрепится в год выборов и после их завершения!), и только в 2020 г. ослабнет до 30,2 грн.

В документе никак не упомянута проблема трехмиллиардного долларового долга перед Россией (займ Януковича – Ред.) и план действий в случае если Лондонский суд примет окончательное решение в пользу РФ.

Наконец, совсем уж вскользь упомянута еще одна проблема – проблема «успешно» проведенной в 2015 г. реструктуризации части внешнего госдолга. Выплаты по деривативам, выпущенным в связи с этой реструктуризацией, стартуют в 2021 году (и будут длиться 20 лет). При этом необходимость осуществления дополнительных выплат (в плюс к имеющейся процентной ставке) в зависимости от роста экономики Украины будет оцениваться уже по 2019 году. То есть выплаты в 2021 году привязаны к росту экономики в 2019 году, в 2022 году – к росту в 2020 году и т.д.

Напомним, при росте экономики от 3% до 4% дополнительно отдать придется 15% от этого дополнительного прироста. А при росте свыше 4% – 40% от дополнительного прироста, что в 1,6 раза больше, чем перераспределяется через государственный бюджет. А потому достижение роста свыше 4% становится просто невыгодным для власти. Не говоря уж о полностью грабительской форме так называемой «успешной» реструктуризации. Тем не менее, Минфин, похоже она полностью устраивает.

Сергей Саливон, директор департамента экономической политики ФРУ

Антигерои Украины