Дмитрий Кравченко, финансист: Основная масса небанковских кредитов сегодня – это кредиты до зарплаты

19.04.2018 10:54

По прогнозам Нацбанка, 2017 год должен был стать годом бума потребительского кредитования в Украине. Среди предпосылок для таких ожиданий назывались рост доходов населения, отложенный спрос и прибыльная работа банковской системы. Но по факту, по итогам прошлого года, объем кредитов, выданных банками корпоративному сектору и физическим лицам, увеличился по сравнению с 2016 годом, всего на 1,9%, или на 18,6 млрд грн (до 1017,3 млрд грн на 1 января 2018 года), что, согласитесь, вряд ли можно назвать бумом. В чем причина неоправдавшихся прогнозов и при каких условиях финансовые учреждения могут активизировать выдачу займов населению Нова Влада рассказал президент Объединения финансовых учреждений Дмитрий Кравченко.

- Дмитрий, почему, по вашему мнению, прогнозы относительно стремительного роста потребительского кредитования не оправдались. Ведь, и Нацбанк, и сами банки уверенно заявляли, что в 2017 году будет активно осваиваться именно эта ниша?
- Главным аргументом, на котором основывались прогнозы относительно бума потребительского кредитования, был рост доходов населения. Но, по факту, рост доходов в Украине произошел номинальный – часть зарплат, которую получали граждане, просто вышла из тени после повышения минимальной заработной платы. Но реальные доходы населения остались фактически на том же уровне. Исходя из этого и отложенный спрос на кредиты так и остался отложенным, поскольку богаче население, повторюсь, не стало. Как не улучшилась политическая и экономическая ситуация в стране.

Как следствие, по итогам 2017 года можно говорить, скорее, о стабилизации ситуации на рынке потребительского кредитования, чем о росте его показателей. По уровню проникновения потребительского кредитования Украина все еще на одном из последних мест в Европе. Соотношение кредитов населению к ВВП составляет мене 6%.

- А как объяснить рост портфеля гривневых кредитов банков? По данным НБУ, за год он увеличился на 13,1% – до 569,4 млрд грн. При этом объем гривневых кредитов домохозяйств за год вырос на 38,3%.
- Рост объема кредитов отнюдь не означает рост их количества. Просто, в связи с постоянным ростом цен, население вынуждено брать большие суммы в кредит.

Кроме того, в течение года улучшился показатель неработающих активов, а доля проблемных кредитов уменьшилась, по разным данным, с 58% до 55%. На это повлияла как системная работа банков c проблемными валютными кредитами, так и взыскание задолженности по судебным делам предыдущих двух лет.

- Закон «О потребительском кредитовании» как-то простимулировал выдачу кредитов? Ведь, одна из главных его задач – вернуть доверие потребителей к финансовому рынку и возродить кредитование?
- Сразу после того, как Закон вступил в силу, большинство банков, работающих в Украине, наоборот, приостановили потребительское кредитование. Некоторые продолжали и дальше заявлять о своей готовности кредитовать, но реально человек не мог получить в них кредит. Ведь, со вступлением в силу Закона банки, во-первых, вынуждены указывать настоящую процентную ставку кредита и все комиссионные при кредитовании, а во-вторых, еще жестче проверять своих клиентов. Мол, если заемщик деньги не вернет – это проблема банков, плохо проверили клиента.

Но, проблема заключается в том, что чрезмерная опека заемщика приводит к тому, что Закон начинает защищать, в том числе, и неплательщиков. И это основная проблема финансового рынка. Ведь возникает риск, что кредитодатель не получит назад не только свои проценты, но и тело кредита. При таких условиях кредитовать потребителя не выгодно в любом случае.

При этом хочу отметить, что для добросовестных клиентов Закон «О потребительском кредитовании» также не является панацеей. Ведь, зачастую заемщику не важны все детали кредитного договора, ему даже процентная ставка не столь важна. Потребителя финансовых услуг интересует, во-первых, быстрота и доступность кредита. Во-вторых, сколько, в итоге, ему нужно вернуть денег кредитору физически и в какой строк.

Это, как покупка товара. Когда я его приобретаю, мне, на самом деле, абсолютно все равно, сколько там добавленной стоимости. Я его покупаю, если мне подходит цена. Если не подходит – не покупаю.

- Действие Закона «О потребительском кредитовании» распространяется не только на банки, но и небанковские финансовые учреждения, интересы которых как раз представляет ваша ассоциация. Это как-то повлияло на объемы выдаваемых финкомпаниями кредитов?
- Закон распространяется только на потребкредиты сроком более одного месяца и на сумму свыше одной минимальной зарплаты (3200 грн). А мелкие небанковские компании как раз по большей мере специализируются на краткосрочных кредитах с небольшими суммами ссуд. Поэтому какого-то особого влияния финансовые компании на себе не ощутили. Даже наоборот, деятельность финансовых небанковских учреждений активизировалась.

Ведь, данные компании меньше, чем банки, а значит более гибкие, более мобильные. Они быстрее реагируют на ситуации, которые возникают на финансовом рынке. К слову, именно финансовые компании были первыми, кто возобновил кредитование после последнего финансового кризиса. Только за 2017 год небанковский финансовый рынок выдал кредитов на сумму более 35 млрд грн.

- Развитие рынка связано с тем, что уже имеющиеся компании увеличивают объемы кредитования или на рынок выходят новые игроки?
- Скорее последнее. Мы сегодня наблюдаем стойкую тенденцию увеличения игроков на рынке небанковских услуг. Это связано с двумя причинами. Во-первых, рухнули банки, в результате чего на рынке появилось большое количество высококлассных специалистов, которые переходят в небанковский сектор.

Во-вторых, те граждане, у которых был свободный капитал на депозитах, сегодня переквалифицируются и пытаются эти же деньги раздавать в виде кредитов.

И поскольку в Украине относительно лояльные условия входа на рынок небанковских услуг, мы и наблюдаем рост его показателей. Например, по данным Нацкомфинуслуг, объем финансовых услуг, который предоставили финучреждения и лизингодатели за девять месяцев 2017 года вырос, по сравнению с аналогичным периодом 2016 года, на 49%. И составил 206,8 млрд грн. При этом активы компаний выросли на 16% и составили 185,8 млрд грн.

Дмитрий Кравченко: На сегодняшний день происходит некий симбиоз банковского и небанковского секторов

 

- Специалисты, которые пришли из банков, способствовали появлению новых механизмов кредитования на рынке, внедрению каких-либо ноу-хау?
- Нет. Пока мы не увидели никаких ноу-хау в нашей сфере. Да, мы наблюдаем резкий скачок онлайн-кредитования, которого раньше как такового вообще не было. Но это не что-то из ряда вон выходящее. Развитие онлайн-кредитования, скорее, сказалось на качестве работы самих компаний, качестве их персонала. Этот бизнес стал более системным, чем раньше, когда был укомплектован не такими высококлассными специалистами. Но каких-то новых источников кредитования или ультрамодных механизмов мы, повторюсь, не видим. Как не видим и новых ниш для выдачи кредитов.

- То есть, финансовые компании, развивающие потребительское кредитование, претендуют на тех же клиентов, что и банки?
- Дело в том, что есть некий порог кредитования кредитными учреждениями – до 150 тыс. грн. Все, что выше этого порога, компании передают банкам.
По-сути, на сегодняшний день происходит некий симбиоз банковского и небанковского секторов. И это, пожалуй, как раз и является новым трендом, который мы наблюдаем на рынке. Банки и небанковские финучреждения перестают быть конкурентами, они становятся партнерами.

Ведь, изначально подход банков и финансовых компаний к клиенту абсолютно разный. Если небанковские учреждения снижают свои пороговые требования к клиенту, поскольку им больше важен ареал присутствия на местности, то для банка важен сам клиент и его платежеспособность. В результате рисковость финкомпаний в разы больше, чем у банков. Но это позволяет им расти: наращивать объемы кредитного портфеля и количество потребителей.

Банк зачастую позволить себе такого не может. И вот за счет разницы в этих подходах и происходит сортировка клиентов. Небанковский рынок выступает своего рода ситом, которое сортирует клиентов. А те, кто прошел первичный отбор, уже обращаются в банки. 

- А можно сказать, что столь сложная процедура отбора клиентов, которая существует в банках, как раз и мешает им развивать потребительское кредитование?
- Да, банковская система сильно зарегулирована. Это, в большинстве случаев, не позволяет им выйти на потребительское кредитование в полных объемах. 

- Если вернуться к вашему рынку. На что, в основном, берут потребительские кредиты в небанковских финансовых учреждениях?
- Основная масса небанковских кредитов сегодня – это кредиты до зарплаты, то есть, на еду.

- Но для этого многие уже используют банковские карты с их овердрафтами...
- Да, но чтобы банк дал карточный кредит, у вас должны быть регулярные денежные поступления на эту карту, то есть, движение денег. Чего не требуют финкомпании. Они, в отличие от банков, не могут видеть эту информацию. Зачастую небанковский рынок кредитует своих клиентов вслепую, ведь информация в Бюро кредитных историй банками либо не передается, либо передается плохо.

- Бюро кредитных историй, создание которого инициирует Нацбанк, на ситуацию с небанковским кредитованием как-то повлияет?
- Нет, доступа к нему у небанковского сектора по-прежнему не будет. Ведь Нацбанк наш рынок практически не курирует, кроме платежных систем, перевода денег и обмена валют. А значит, мы все также остаемся слепыми.

- Кто должен выступить инициатором создания Бюро кредитных историй на рынке небанковских финуслуг?
- Я думаю, что это должна быть общедоступная база. При этом обязать вносить туда информацию должны всех участников финансового рынка – будь то банковский или небанковский. Иначе – это нездоровая конкуренция. И мы в очередной раз создаем поле для коррупции. Ведь каждая компания, работающая в сегменте кредитования, захочет получить доступ к этой базе.

- Если сегмент небольших коротких кредитов хоть как-то освоил небанковский сектор, то как обстоят дела с долгосрочными кредитами?
- Для долгосрочного кредитования нужна стабилизация политической и экономической ситуации в стране. Только это, в первую очередь, будет являться звоночком для длинных инвестиций. Потому что будь то банковский, будь то небанковский сектор, длинными деньгами они могут запитываться либо из-за рубежа, либо же от достаточно серьезных экономических излишков предприятий. А ни то, ни другое невозможно с учетом экономического кризиса, который есть в Украине.

- То есть, активизировать выдачу долгосрочных кредитов невозможно в принципе?
- На самом деле, у всех, как у банковского, так и не у банковского рынков, сегодня ровно один вопрос – это источники сбыта. Как вы понимаете, их на сегодня в Украине очень мало. И, в связи с этим, появления каких-либо уникальных кредитных продуктов на рынке не происходит.

Мало того, у наших соотечественников нет возможности планировать свое будущее хотя бы на пять-десять лет вперед. А только при таких условиях можно говорить о длинных кредитах и возрастающих потребностях к большим деньгам. Когда население может позволить себе их взять. И взять так, чтобы отдать. Потому что основной риск сегодня – это риск невозврата кредитов.

Также важно обеспечить рост экономики и убрать инфляцию, что можно сделать с помощью банального государственного регулирования. Нацбанк, напечатав гривну, может распределить ее по госбанкам, которые начнут кредитовать предприятия. Таким образом, он обеспечит постоянно обесценивающуюся гривну реальными кредитными активами, которые будут произведены в будущем. При этом увеличиться количество рабочих мест и повыситься ВВП страны.

Но, почему-то, на сегодняшний день этого не делается. И на то, скорее всего, есть политические, а не экономические причины.

Елена Романюк

Комментарии

К данной статье комментариев пока нет.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.