Новини та ділова аналітика для проактивних

Мнение: антикоррупционное законодательство нужно кардинально реформировать

01 декабря 2014 — 14:47

С 26 апреля 2015 г. компании, желающие принять участие в госзакупках, будут обязаны иметь в штате антикоррупционного уполномоченного и ощутят на себе все прелести антикоррупционной борьбы, сообщает Нова Влада со ссылкой на еженедельник БИЗНЕС.

Верховная Рада 8-го созыва официально приступила к работе. 27 ноября 2014 г. Большинство парламентариев подписали Коалиционное соглашение (см. стр. 4), парафированное ими еще 20 ноября.

В соглашении реформированию борьбы с коррупцией посвящен целый раздел. Де-факто новые старые депутаты (коих в парламенте около трети) официально признали несовершенство принятого ими же в сентябре-октябре 2014 г. пакета из восьми антикоррупционных законов (см. “Антикоррупционные законы” на стр.9).

Бюрократические уловки
Согласно рейтингу коррупционных рисков некоммерческой деловой ассоциации Trace International, опубликованному в ноябре 2014 г., Украина находится на 132-м месте среди 197 стран (см. “Рейтинг…” на стр.9). Чем ближе позиция к концу списка — тем ситуация хуже.

По одному из параметров оценки — качеству антикоррупционных законов — Украина получила 52 балла из 100 (чем выше, тем хуже). Если попросту сказать, качество нашего законодательства хромает, и очень сильно.

Безусловно, наличие антикоррупционных законов — огромный положительный шаг. Однако, по мнению БИЗНЕСа, у принятого антикоррупционного законодательства есть один основной недостаток, который заключается в отсутствии норм, обеспечивающих прозрачность информации о благосостоянии чиновников. При этом уже бывшие законодатели умудрились основательно зарегулировать процесс борьбы с коррупцией.

Напомним, прокуратуру Законом о Генеральной прокуратуре лишили функций общего надзора за выполнением законодательства (в том числе антикоррупционного). В пользу такой нормы можем сказать только одно: многие бизнесмены на своей шкуре неоднократно испытали карательную силу прокуратуры по исключительно политически мотивированным поводам.

Функции прокуратуры в сфере борьбы с коррупцией в Украине с 2015 г. будут выполнять аж два антикоррупционных органа: Национальное антикоррупционное бюро (НАБ; одноименный Закон вступает в силу 25 января 2015 г.) и Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции.

Создание последнего будет легитимизировано 26 апреля 2015 г. со вступлением в силу Закона
“О предотвращении коррупции”, правопреемника действующего Закона “О предотвращении и противодействии коррупции” (о том, как его сейчас не выполняют чиновники, см. стр.12-14).

Мы пока намеренно не будем детализировать функции и полномочия новообразований. Но что обращает внимание: в обоих законах нет ссылок на взаимодействие этих органов. И, по мнению народного депутата Татьяны Чорновол, данные структуры будут дублировать друг друга.

А еще они увеличат расходы и так дефицитного бюджета. Об излишней бюрократизации процесса борьбы с коррупцией (для галочки) красноречиво свидетельствуют еще парочка законодательных находок.
 

  • Отдельным Законом в октябре принята Антикоррупционная стратегия на 2014-2017 гг. Теперь в Верховной Раде ежегодно будут проходить парламентские слушания о состоянии борьбы с коррупцией. То есть вместо того чтобы, согласно действующему законодательству, с помощью прокуратуры устроить серию публичных показательных порок “заплутавших” чиновников (благо примерами журналисты и общественники снабжают в избытке), законодатели снова принимают всеобъемлющий бюрократический документ.
  • Обращаем внимание бизнесменов, которые считают, что их стратегически выверенная антикоррупционная напасть не коснется. Подозреваем, что многие пока не знают о существовании в новом Законе о предотвращении коррупции нормы о том, что с 26 апреля 2015 г. всем фирмам, участвующим в госзакупках (за исключением “допороговых” закупок — см. стр.24-27), надо будет в обязательном порядке разработать собственную антикоррупционную программу и вдобавок ввести в штатное расписание новую должность “уполномоченный по антикоррупционной программе”, который будет реализовывать программу и следить за выполнением на фирме антикоррупционного законодательства. Так что, готовьтесь!


Мнение: антикоррупционное законодательство нужно кардинально реформироватьКлючи к коррупционерам
Между тем, нагородив бюрократических идей, законодатели люстрировали ключевые, на наш взгляд, инструменты борьбы с коррупцией. Речь об отчетах чиновников о соотношении их доходов и расходов — Декларациях об имуществе, доходах, расходах и обязательствах финансового характера.

Впервые такой отчетный документ законодатели внедрили еще при Викторе Януковиче в 2011 г. Законом о принципах противодействия коррупции. Впоследствии в него было внесено множество правок. В результате по декларации этой же формы сейчас проводят люстрацию согласно Закону “Об очищении власти”.

 Вместе с тем методика заполнения и обнародования деклараций не дает представления о том, сходится ли у заполнившего документ “дебет с кредитом”.Она не отражает, например, сведений о том, когда был куплен автомобиль (указывается только год его выпуска), когда была приобретена недвижимость и каковы качественные параметры этой недвижимости.

Можно ли, например, объективно судить об одном из этих параметров по декларациям народного депутата Владимира Арьева и первого заместителя Генерального прокурора Николая Герасимюка, решите сами (см. стр.8-9).

На минувшей неделе тезис об инфантильности процесса заполнения деклараций в своем блоге красочно охарактеризовал не прошедший в парламент Анатолий Гриценко:

Переглянув декларації про доходи новообраних депутатів, молодих і прогресивних — журналістів і громадських діячів. Які… рішуче виступали за реформування влади… Куди ж усе це поділося, як тільки но вам особисто довелося заповнювати власні декларації про доходи і витрати? Ви справді думаєте, що хтось повірить вам і отим вашим пустим деклараціям?..”.

Более того, согласно Закону об очищении власти, оценка благосостояния проводится исключительно по данным за один прошедший год. Отчитывается декларант только за себя и членов своей семьи (жена/муж, дети).

Хотя изначально в законопроекте была норма, согласно которой человек должен был подать информацию о трехлетнем периоде накопления капитала и имущества, а также указать эти данные для всех близких лиц (помимо жены/мужа и детей) — папы, мамы, отчима, мачехи, тестя/свекра, тещи/свекрови, братьев, сестер, внуков, правнуков и т.д. и т.п. Последняя норма выглядит очень жестко.

И балансирует на грани соблюдения прав человека. Но даже в просвещенной Европе любой человек находится под пристальным вниманием государства с точки зрения выполнения своих обязанностей налогоплательщика. Европейское общество, в которое мы интегрируемся, к процессу борьбы с коррупцией относится радикально.

Например, в Польше люди доносят друг на друга в случае неожиданной покупки соседом какой-либо дорогой безделушки, в год насчитывается до 300 тыс. таких эпизодов (см. статью "Wszystko w porzdku").

В Украине большинство людей по-прежнему ментально апатичны. Рассчитывать на изменение ситуации в ближайшее время не стоит. Вряд ли и чиновники будут друг друга сдавать. Поэтому, на наш взгляд, бизнес-сообщество может объективно проверить деятельность чиновника только при соблюдении четырех жестких параметров:
 

  • декларация (с бессрочной публикацией в общем доступе в понятной форме) должна содержать сведения не менее чем за пять предшествующих лет;
  • декларации обязательно должны заполнять сам декларант и все его близкие;
  • декларация должна давать представление о том, как, где, когда и за сколько чиновник (его близкие) приобрел имущество;
  • обязательно должны быть указаны все документы, раскрывающие данные о бенефициарах (в том числе офшорных компаниях), если фирма желает участвовать в госзакупках (речь о выполнении Закона о выгодополучателях — подробнее см. стр.16-19).

В новом Законе “О предотвращении коррупции” данные предложения реализованы частично и с чувством глубокого отвращения к антикоррупционной борьбе:

  • при упомянутом Национальном агентстве будет создан Единый госреестр деклараций (почему это важно — см. стр.12-14). Декларации будут храниться в реестре пять лет после увольнения человека из госструктуры, а последняя поданная декларация — бессрочно; отсутствует норма о том, что действующие чиновники должны подать декларации за последние пять лет. Теперь такую историю придется ждать следующие шесть лет. Шесть, потому что все чиновники декларацию за 2014 г. заполнят до 1 апреля 2015 г., т.е. по “старой”, ныне действующей форме;
  • в то же время информация, которую должен отражать чиновник в декларации, расширена и детализирована.

Но, во-первых, пока неизвестно, какую новую форму документа во исполнение Закона придумает Национальное агентство. Во-вторых, предлагаемый перечень содержит довольно странные нормы. Например, не надо декларировать движимое имущество, которое приобретено меньше чем за 50 минимальных зарплат (сейчас — примерно 60 тыс.грн.), а также банковские вложения на такую сумму (на одном счете).

И вовсе убийственная норма: чиновники не обязаны указывать расходы и “правочини” (сделки) за отчетный период, на основании которых у декларанта появляется или заканчивается право собственности на имущество, другие активы (часть 3 ст.46);

  • декларацию заполняют чиновник и члены семьи. В понятие “члены семьи” в этот раз законодатели включили совершеннолетних детей и родителей, а также витиевато описали, что к таковым относятся гражданские супруги и любые лица, совместно проживающие с декларантом (но не супруги).

    Теща, свекровь и прочие близкие лица “под раздачу” не попали. Так что, господа чиновники, начинайте взращивать антикоррупционную соломинку в виде мамы вашей жены. Кстати, по Закону, члены семьи имеют право отказаться от предоставления данных для декларации. Чиновник в таком случае просто сообщает о факте неповиновения близкого лица. И все. Декларация готова.


Коалицианты
Как уже упоминалось, участники новой коалиции намерены внести изменения в антикоррупционное законодательство. Правда, из Коалиционного соглашения не следует, что депутаты займутся устранением изложенных нами критических замечаний. Единственное: парламентарии намерены снизить минимальную границу декларирования расходов (напомним — 60 тыс. грн.).

Зато народных избранников беспокоит вопрос определения размеров расходов и зарплат в новых антикоррупционных органах: Агентство и Бюро.

Законодатели также намереваются определить порядок взаимодействия Бюро с другими госорганами, в частности со структурой, отвечающей за финмониторинг. А как же Нацагентство по коррупции?

Еще парламентарии собираются принять отдельный закон о порядке проведения проверки чиновников на добропорядочность. Почему тогда, как венец борьбы с коррупцией, не принять еще закон “о порядке проведения проверки соблюдения порядка надзора за законодательством”? Чтобы запутать всех окончательно в этой паутине новых законов и госорганов.

Насчет новых госорганов — это не шутка. Участники Коалиции всерьез намереваются создать “незалежний орган державного нагляду у сфері забезпечення прав на доступ до публічної інформації”. А зачем Агентство и Бюро?

Зато, судя по настроению опрошенных новых парламентариев, большинство из них приветствуют идею расширения круга членов семьи, которые должны подавать декларацию вместе с претендентом на чиновничий пост. Надежда есть?

Олег Руденко, Лана Лис


Антикоррупционные законы

  • Об очищении власти
  • О прокуратуре
  • О предотвращении коррупции (вступает в силу 26.04.15 г. на смену Закону “О принципах предотвращения и противодействия коррупции”)
  • О Национальном антикоррупционном бюро (вступает в силу 25.01.15 г.)
  • О принципах государственной антикоррупционной политики в Украине (Антикоррупционная стратегия) на 2014-2017 гг.
  • О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно определения конечных выгодополучателей юридических лиц и публичных деятелей
  • О внесении изменений в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы относительно неотвратимости наказания за отдельные преступления против основ национальной безопасности, общественной безопасности и коррупционные преступления
  • О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и распространения оружия массового уничтожения (вступает в силу 06.02.15 г.)

Декларации двух случайно выбранных законопослушных государственных деятелей*

Мнение: антикоррупционное законодательство нужно кардинально реформироватьВладимир Арьев,
народный депутат (Блок Петра Порошенко)

С 2007 г. по 2014 г. работал народным депутатом Украины.

Задекларированные доходы (его и членов его семьи)
2011-2013 гг.: 803 464 грн.
2011 г.: 275 199 грн.
Задекларированные расходы
На движимое и недвижимое имущество (его и членов его семьи)
2011-2013 гг.: 208 115 грн.
(с учетом помощи детскому реабилитационному центру)
2011 г.: 50 205 грн.

Задекларированные автомобили (в декларациях значатся с 2011 г.)
Владимира Арьева: Mercedes Benz GLK 350, 3498 куб.см, 2009 г. выпуска (в декларации за 2011 г. указано, что приобретен в собственность за 156 тыс.грн. (около $20 тыс.); сейчас двухлетний автомобиль с подобными параметрами на рынке стоит в среднем $50 тыс., или 400 тыс.грн. (по курсу 2011 г.). — Ред.).

Жены Владимира Арьева (ее доходы входят в декларацию. Ред.): BMW X5, 3.00D, 2998 куб.см, 2009 г. выпуска (сейчас двухлетний автомобиль с подобными параметрами на рынке стоит в среднем $55 тыс., или 440 тыс.грн. (по курсу 2011 г.). — Ред.).

Мнение: антикоррупционное законодательство нужно кардинально реформироватьНиколай Герасимюк,
первый заместитель Генерального прокурора — начальник ГУ (занимается надзором за соблюдением законодательства по борьбе с коррупцией. — Ред.)

2002-2005 гг., 2005-2007 гг. — работа в прокуратуре на различных должностях (в том числе заместителем Генерального прокурора); 2010-2011 гг. — директор юридического департамента, начальник юридической службы ПАО “Акционерный банк “Укргазбанк”;

2011 г. — помощник народного депутата; 2011-2014 гг. — работа в Государственной исполнительной службе на различных должностях;
с 2014 г. — прокурор г.Киева, первый заместитель Генерального прокурора.

Задекларированные доходы (его и членов его семьи)
2013 г.: 207 920 грн.

Задекларированные расходы
На погашение кредита и процентных начислений (его и членов его семьи)
2013 г.: 24 007 грн.
На содержание квартиры площадью 149 кв.м жена г-на Герсимюка в 2013 г.
не тратилась. Также супруги не несли расходов на содержание автомобилей.

Задекларированные автомобили
Николая Герасимюка: BMW X5, 2993 куб.см, 2010 г. выпуска (сейчас двухлетний автомобиль с подобными параметрами стоит около $55тыс., или 440 тыс. грн. (по курсу 2011 г.). — Ред.).
Жены Николая Герасимюка: Peugeot 307, 1,6 л, 2003 г. выпуска.



*Данные из имеющихся в открытом доступе.


Комментарии

БИЗНЕС спросил у представителей фракций Верховной Рады 8-го созыва и общественников,
поддерживают ли они инициативу об обязательном декларировании близкими лицами чиновника своих доходов


Мнение: антикоррупционное законодательство нужно кардинально реформироватьИгорь Мосийчук, народный депутат (Радикальная партия Олега Ляшко):

— Убежден, что должны, и причастность чиновников к той или иной бизнес-структуре должна быть прописана четко. То есть должно быть определено, что если близкий родственник обеспечивает бизнес-деятельность чиновника, это должно считаться
коррупцией.

Мнение: антикоррупционное законодательство нужно кардинально реформироватьИгорь Луценко, народный депутат (ВО “Батьківщина”):

— Я готов это поддержать. Но меня волнует другое. Нам нужно в отношениях бизнеса и власти, чтобы власть требовала раскрытия всех конечных бенефициаров. Если какая-то офшорная фирма получила от Киевсовета землю, то ее владельцы должны быть раскрыты до физлиц.

Я считаю эту норму более мощной в борьбе с коррупцией. Но и то, что вы говорите, — очень важный шаг. Потому что у нас куча чиновников с очень успешными женами. Скоро мы услышим еще больше коррупционных скандалов, связанных с новой властью.

В частности, в экологии, сельском хозяйстве, на железной дороге, в топливно-энергетическом ведомстве уже проблемы. Фактически особых реформ, если не считать смену политического климата, и не было.

Мнение: антикоррупционное законодательство нужно кардинально реформироватьИгорь Кононенко, народный депутат (партия “Блок Петра Порошенко”):

— Должна быть грань. Что касается непосредственно чиновников, тут должна быть полная прозрачность и понимание его доходов и расходов. Что касается членов семьи, то здесь следует найти баланс, чтобы, с одной стороны, усилить контроль над конкретным чиновником.

А, с другой, Рубикон невмешательства в частную жизнь нельзя переходить. Например, у кого-то две семьи. Это его частная жизнь, и общество вмешиваться не имеет права. Что касается контроля: расходы чиновников мы не контролируем на сегодняшний день. А контроль над расходами более эффективен, чем подача деклараций всеми членами семьи.

Мнение: антикоррупционное законодательство нужно кардинально реформироватьАлександр Вилкул, народный депутат (партия “Оппозиционный блок”):

— Наша политическая сила выступает за повышение ответственности работы власти и чиновников. В том числе путем внедрения современных европейских законов, направленных на борьбу с коррупцией.

Но мы будем требовать прекращения бездумного увольнения госслужащих и преследования политических оппонентов под лозунгом люстрации. Политически мотивированный закон о люстрации, который противоречит Конституции и международным нормам и под действие которого подпадают несколько миллионов человек, должен быть вообще отменен.

Необходимо выстраивать эффективную прозрачную систему расследований и борьбы с коррупцией, где вина каждого будет доказана в суде. Это мировая практика.

Мнение: антикоррупционное законодательство нужно кардинально реформироватьТатьяна Чорновол, народный депутат (партия “Народний фронт”):

— Нужно больше развивать институт фактической собственности. В нынешней декларации есть такой пункт об имуществе, принадлежащем человеку: иные формы пользования. Этот пункт никто не выполняет. В нем речь как раз идет о фактической собственности.

Поэтому нам очень нужна норма о специальной конфискации. То есть конфискации имущества, которое принадлежит лицу (бенефициару) фактически, а не только по правоустанавливающим документам. Такие нормы работают на Западе. У нас коррупция возникает от того, что мы не можем разделить бизнес
и власть.

 В депутаты идут люди, которые хотят грабить страну легально, поэтому принимают законы, легализующие коррупцию. Поправку о конфискации я считаю очень важной, информировала об этом МВФ. Возможно, представители Фонда поставят этот вопрос перед новым правительством.

Мнение: антикоррупционное законодательство нужно кардинально реформироватьЕгор Соболев, народный депутат (партия “Самопоміч”), лидер Общественного люстрационного комитета:

— Считаю, что можно в режиме реального времени отслеживать имущество всех должностных лиц. Идея с близкими и дальними родственниками очень хорошая. Чиновники часто переписывают имущество на детей, племянников или вообще на помощников.

Все люди должны декларировать свои имущество и доходы. Во-первых, это будет дисциплинировать каждого из нас. Во-вторых, такая практика позволит отслеживать связи должностных лиц. И должен быть создан специальный орган, это предусмотрено Коалиционным соглашением, который будет заниматься контролем написанного в декларациях и карать тех, кто скрывает данные о своем имуществе и доходах.

Мнение: антикоррупционное законодательство нужно кардинально реформироватьАлексей Хмара, исполнительный директор Transparency International Украина:

— В Украине бланк деклараций сам по себе нормальный. А вот культура его заполнения и отслеживания данных не развита. Декларацию заполняет сам декларант и члены его семьи. Но закон так хитро написан, что ответственность за непредоставление членами семьи декларанта информации о себе не предусмотрена.

Есть честные чиновники, которые старательно выполняют норму о декларировании доходов и расходов, есть и такие, которые ее игнорируют. Например, Эдуард Ставицкий: золото и деньги, которые у него изъяли, формально принадлежали супруге.

Антигерои Украины