Новини та ділова аналітика для проактивних

Критический дисбаланс для гривны: выплаты 20 млрд грн. НДС экспортерам привели к огромным госзаймам и дефициту бюджета (Инфографика)

22 февраля 2019 — 07:58
Фото REUTERS
Фото REUTERS
Дефицит госбюджета в январе – 12,3 млрд грн, а госзаймы Минфином в ОВГЗ равны уровню дохода, собранного ГФС
Підзаголовок 2: 
Закрывать «дыру» весной могут увеличением инфляции и фискальным давлением на бизнес

В середине февраля Минфин похвастался рекордной суммой возмещения НДС: в январе 2019 г. она составила 19,71 млрд грн.! Из этой суммы 8,7 млрд грн. возмещено бизнесу по результатам камеральных проверок еще по декларациям за ноябрь 2018 г. «Возмещение НДС осуществляется в автоматическом режиме, даже если сумма к возмещению после завершения проверок превышает плановый показатель на месяц», – отметили в Минфине. Одновременно с этим, согласно официальным данным ГФС, на 1 января 2019 г. были накоплены рекордные объемы задолженности по возмещению НДС – 28,7 млрд грн.! Это почти вдвое больше, чем на начало 2018 г. (15,3 млрд грн.) и почти на 5 млрд грн. больше, чем на 01.12.2018 г. (23,8 млрд грн.).

По сути эти данные – это явка с повинной. Минфин фактически признал выводы Нова Влада о том, что перед бизнесом скопилось около 30 млрд грн. долгов. И хотя по факту в официальный отчет попало 28,7 млрд грн. (на 1,3 млрд грн. меньше) мы считаем, что наши расчеты верны, а фискалы искусственно занизили часть долга, и он рано или поздно всплывет. Но даже если мы и ошиблись, то не существенно.

Резкий рост задолженности произошел в ноябре-декабре 2018 г. Ранее в своем расследовании мы писали, что представители Государственной фискальной службы (ГФС) в добровольно-принудительном порядке заставляли предприятия переносить заявки (по сути свои оборотные средства) на возмещение НДС на январь 2019 г. Например, по данным ГФС, в декабре 2018 г. было возмещено 10 млрд грн. при заявке в 16,6 млрд грн. Всего же таким образом искусственно было перенесено на 2019 г. возмещение почти 11 млрд грн., которые фактически были изъяты из оборотных средств экспортеров. Мы предположили, что финансовому блоку правительства это понадобилось для того, чтобы «на бумаге» выполнить план по доходной части бюджета (и добиться планового показателя дефицита бюджета). Ведь принятые налоговиками заявки на возврат налога – это де-юре минус в отчетности.

Задолженность перед экспортерами по НДС на 1 февраля 2019 г. – 24 млрд грн.

Впрочем, в февральском отчете Минфин скромно умолчал о том, откуда вообще взялась необходимость погашения столь огромных сумм НДС. Как и не захотел отвечать на наш запрос относительно давления на бизнес фискалами и фактов незаконных отказов в возмещении налога.

Как прогнозировала Нова Влада, перенос этих сумм на 2019 г. не более чем самообман. Ведь, они все равно автоматически увеличивают «дыру» в бюджете, только уже в 2019 г. Причем ее масштабы могут быть очень опасными для экономики Украины.

Что имеем по итогам января

Минфин хвастается, что из 19,7 млрд грн. 8,7 млрд грн. возмещено по текущим заявкам (по результатам камеральных проверок без документальных).

Во-первых, это на самом деле немного. По итогам 10 месяцев 2018 г. подобным образом возмещалось 85,2% заявленных сумм. Собственно, ради отказа от бесконечных документальных проверок и внедрялась Система электронного администрирования (СЭА) НДС с надстройками наподобие Системы мониторинга оценки рисков налогового кредита (СМКОР).

Однако в ноябре прошлого года доля возмещения по итогам камеральных проверок снизилась до уровня ниже 60%. А в январе 2019 г. эта практика продолжилась. Декабрьские заявки на возмещение в январе, по оценкам Нова Влада, составили не менее 15 млрд грн. Возмещенные «камерально» 8,7 млрд грн. – это менее 60% от данной суммы.

Во-вторых, с прошлых периодов в новый год перешел остаток задолженности более чем в 13,7 млрд грн., предельный срок возврата которых (даже с учетом проведения документальных проверок) истек в январе. Причем 13,7 млрд грн. – это минимальная сумма такого долга, которая могла сформироваться, только если все возмещение в декабре было направлено на погашение ранее накопленного долга. Напомним, на 01.12.2018 г. задолженность составляла 23,8 млрд грн., возмещено в декабре было чуть больше 10 млрд грн. На самом же деле какая-то его часть пошла на погашение текущих заявок.

В случае не возмещения вышеупомянутых более 13,7 млрд грн. в январе, они становятся просроченной задолженностью. Исходя из заявлений Минфина на погашение «старой» части задолженности было направлено 11 млрд грн.: 19,7 млрд грн. общего возмещения минус 8,7 млрд грн. возмещения по текущим заявкам. Итого, как минимум, 2,7 млрд грн. (13,7 млрд грн минус 11 млрд грн) перешли в просроченную задолженность, которой по логике работы СЭА НДС просто не может быть. А скорее всего сумма просроченной задолженности на несколько миллиардов гривен больше. То есть, работа Системы серьезно нарушена.

В январе 2019 г. ГФС собрала в бюджет 42,4 млрд грн. вместо запланированных 53,1 млрд грн. Дефицит бюджета составил 12,3 млрд грн.

Отметим, что если наши расчеты верны, то общая сумма задолженности по возмещению все же сократилась – примерно до 24 млрд грн. (28,7 млрд грн задолженность + 15 млрд грн текущие заявки на возмещение минус 19,7 млрд грн возмещенных в январе). См. ниже «Остатки невозмещенного НДС в Украине, млрд грн.».

И если в феврале аттракцион невиданной щедрости от ГФС и Минфина продолжится примерно в тех же масштабах, то проблема накопления задолженности по возмещению может быть купирована. Но только временно, потому что купируется она искусственно, путем залезания в «карман» будущих месяцев 2019 года.

zalyshok_pdv_01022019.jpg

За чей счет банкет

В результате установления таких вот «рекордов» по возмещению НДС в январе налоговые подразделения ГФС недовыполнили план поступлений в общий фонд госбюджета на 7,7 млрд грн., или почти на 28%! Нова Влада эксклюзивно публиковала полусекретный документ Минфина – бюджетную роспись – помесячные планы доходов бюджета, поступление которых должна обеспечить ГФС. Согласно ему, в январе 2019 г. налоговое подразделение ГФС должно было собрать в бюджет 27,56 млрд грн. Поступления составили лишь 19,9 млрд грн. Более того, они оказались на 3,1 млрд грн., или 13,4% меньше, чем в январе 2018 г. года. При том, что планировалось собрать на 20% больше.

К этому стоит добавить, что и план поступлений платежей, которые собирает таможня, в январе оказался не выполнен сразу на 3 млрд грн., или на 12%. В частности, вместо запланированных 25,5 млрд грн. в общий фонд госбюджета поступило 22,5 млрд грн. И опять-таки это существенно (на 10,4%) меньше прошлогодних январских показателей, когда было собрано 25,1 млрд грн.

В январе 2019 г. Минфин занимал деньги бешенными темпами – 41,7 млрд грн. через ОВГЗ

Совокупно ГФС собрала в бюджет 42,4 млрд грн. вместо запланированных 53,1 млрд грн. Что сильно меньше прошлогодних январских 48,1 млрд грн. Напомним, что при этом в 2018 г. официальная инфляция составила почти 11%.

Но скорее всего нынешнее правительство такие мелочи интересуют мало. Ведь сейчас финансовые потоки разворачиваются из бюджета в сторону избирательной кампании. Разумным тогда будет задать вопрос: а как же в условиях недобора бюджетных доходов быть с социалкой, которую никак нельзя спускать на тормозах накануне выборов?

Власть нашла на этот вопрос тупой, но эффективный, ответ. Да, госбюджет за январь сведен с дефицитом в 12,3 млрд грн., по сравнению с профицитом в 7,9 млрд грн. за тот же период 2018 г. Зато в январе Минфин занимал деньги просто бешеными темпами. Всего было взято в долг 41,7 млрд грн. Причем все на внутреннем рынке за счет размещения ОВГЗ (в т. ч. на 24,4 млрд грн. в гривне; в валюте на $587,4 млн и €33,3 млн). Из них 32 млрд грн. привлечено в 20-х числах января. Продавать ОВГЗ Минфин продолжил и в феврале. Всего, по состоянию на 19.02.2019 г., через ОВГЗ правительство уже заняло 55,5 млрд грн. А вот запланированный на январь заем под гарантии Всемирного банка на 17,6 млрд грн. в эквиваленте плавно перенесся – пока на февраль.

Таким образом, Минфин занял в январе практически столько же, сколько собрала за месяц ГФС! Это полная катастрофа.

Для более отчетливого понимания заметим также, что в январе осуществлено больше 1/5 внутренних заимствований, предусмотренных бюджетом на весь 2019 год! А с учетом февральских заимствований это уже больше, чем 25%. См. ниже «Дисбалансы госбюджета Украины по итогам января 2019 г. в цифрах».

disbalans_budget.jpg

Что это означает

В преддверии выборов наполнение собственно бюджета власть скорее всего волнует не сильно. Очевидно важнее, с одной стороны, направить финансовые потоки в правильное предвыборное русло мимо него. С другой же – профинансировать и погашение задолженности перед бизнесом, и тем более обеспечить социальные расходы, включая взятку в виде выплаты людям субсидий в денежной форме. Но делается это за счет дикого дисбаланса в бюджете: недобора доходов и одновременно бешеных темпов заимствований.

Если Минфин продолжит занимать январскими темпами, то к первому туру выборов он разместит более половины запланированных на 2019 г. заимствований через ОВГЗ. Однако вслед за этим невиданным банкетом неминуемо наступит похмелье. После выборов вопрос разбалансированности бюджета придется решать. Продолжать занимать нынешними темпами не получится – это приведет к очень серьезному превышению дефицита бюджета над согласованным с МВФ уровнем.

Поэтому решать проблему будут либо усилением фискального давления на бизнес, в том числе блокированием возмещения НДС и развалом всей СЭА НДС, либо путем резкого обвала курса гривны и ускорения инфляции. Очень возможно, что эти два пути будут скомбинированы. То есть заплатить за нынешний «банкет» в конечном счете придется и бизнесу, и населению.

Сергей Саливон, директор департамента экономической политики Федерации работодателей Украины

Антигерои Украины