Законопроект Южаниной-Порошенко: бюро финбезопасности – личная силовая дубина президента с полномочиями шире, чем у налоговой милиции

03.04.2018 10:58

19 марта, почти через год после одобрения Кабмином «минфиновского» законопроекта «О службе финансовых расследований», глава Комитета по вопросам налоговой и таможенной политики ВРУ Нина Южанина сотоварищи зарегистрировала в Верховной Раде под №8157 законопроект «О Национальном бюро финансовой безопасности Украины». Примечательно, что уже 20 марта в Раде был зарегистрирован альтернативный законопроект №8157-1 с тем же названием, инициатором которого выступил заместитель г-жи Южаниной по Комитету Андрей Журжий.

Однако, по информации Нова Влада, у этих событий была еще и любопытная предыстория.

Санта-Барбара финрасследователей

На самом деле сериал с попытками ликвидации налоговой милиции и создании вместо нее другой службы длится еще со времен президентства Виктора Януковича (см. в конце текста «История вопроса»).

В предыдущей серии этого сериала, в декабре 2016 г., при принятии Бюджета на 2017 год, и налоговых изменений под него, налоговая милиция была де-юре как бы ликвидирована, но де-факто продолжила работать. Министр финансов Александр Данилюк тогда же пообещал, что в январе 2017 года подготовит и вынесет на заседание Кабмина законопроект «О службе финансовых расследований».

В итоге законопроект с таким названием был таки вынесен на рассмотрение правительства и одобрен им – правда, в конце марта.

Одобренный законопроект сразу же был направлен премьером Владимиром Гройсманом на рассмотрение Национального совета реформ при президенте. Там его следы благополучно затерялись. Что, видимо, полностью соответствовало поставленным целям.

30 ноября 2017 г., опять же в период принятия Бюджета, но уже на 2018 год, на сайте Минфина законопроект «О службе финансовых расследований» вновь был вывешен для обсуждения. Но дальше дело не пошло.

23 февраля 2018 г. г-н Данилюк дает интервью изданию «Тиждень», с которого начинается новая серия. В интервью министр сетует на то, что процесс замены налоговой милиции на службу финансовых расследований не движется.

Однако, по информации Нова Влада, одними публичными заявлениями дело не ограничилось. По версии нашего источника в Минфине, г-ну Данилюку удалось заручиться поддержкой своих начинаний у министра внутренних дел Арсена Авакова, и он собирался в первой половине марта вынести свой законопроект (с некоторыми правками) на рассмотрение Кабмина повторно.

Однако после этого Данилюк якобы был приглашен на разговор к президенту, который порекомендовал ему попридержать коней. Вот после этого и появился на свет законопроект Нины Южаниной №8157.

Декларируемые цели

В новой попытке, вместо налоговой милиции, предлагается создать нечто, даже звучащее страшно: Национальное бюро финансовой безопасности (НБФБ). Свое желание создать именно бюро президент Петр Порошенко анонсировал еще в декабре 2017 г. в ходе одного из бизнес-форумов.

Конечно, нынче стали модны названия наподобие «национального бюро». Однако отличается предлагаемый ныне к созданию орган от предлагавшегося ранее далеко не только названием.

Отличается даже декларируемая цель создания новой службы.

Задекларированной целью законопроекта о СФР было «разделение сервисной и правоохранительной функций фискальной службы, ликвидация налоговой милиции, оптимизация структуры и численности органов, ведущих борьбу с преступлениями в сфере финансов, устранение дублирования их функций и создание СФР – государственного правоохранительного органа, на который возлагается обязанность обеспечения предупреждения, выявления, прекращения, расследования и раскрытия преступлений в сфере формирования и использования финансовых ресурсов государства, экономической безопасности».

Декларируемой целью законопроекта о НБФБ (из пояснительной записки) является «создание организационно-правовых основ деятельности НБФБ, главным заданием которого является обеспечение финансовой безопасности государства путем построения на основе использования новых рискоориентированных методов уголовного анализа системы своевременного выявления и устранения системных угроз в сфере публичных финансов, предупреждение их возникновению в будущем».

Как видим, упоминаний о сервисной службе, оптимизации структуры и численности, устранении дублирования и прочих «заманух» в пояснительной записке к новому законопроекту нет – цели заявлены жесткие. Вместо аналитической службы (в первую очередь, концепция СФР) предлагается создать силовую дубину (НБФБ).

Президентская вертикаль

Но главное отличие в том, что деятельность СФР должна была координироваться Кабмином через министра финансов и быть дубиной именно в его руке.

НБФБ же дубина чисто президентская! Это выглядит довольно дико в условиях существующей у нас в теории парламентско-президентской республики. И одновременно на практике такие намерения четко свидетельствуют об уверенности Петра Порошенко в повторном избрании президентом!

Собственно, это и есть квинтэссенция этого законопроекта, прикрываемая модными словами о «внедрении новой модели организации правоохранительной деятельности, руководимой аналитикой, так называемой модели ILP (Intelligence-led Policing), которая применяется аналогичными подразделениями правоохранительных органов стран ЕС и ОБСЕ» и т.п.

Согласно проекту №8157 НБФБ является подотчетным Президенту и Верховной Раде. Соответственно, никак не подчиняется Кабмину.

Назначение главы НБФБ предусмотрено через конкурс – как подобные конкурсы проводятся, мы можем лицезреть в последние годы. Конкурсная комиссия отбирает 2 или 3 кандидата, а уже кого-то из них назначает директором президент.

На практике, разумеется, это будет означать назначение главы службы лично президентом – даже без участия Рады. Кстати, назначаться он будет сроком на 5 лет и одно лицо не может быть руководителем более двух сроков подряд.

Заметим, что и освобождаться директор НБФБ от занимаемой должности также будет решением президента. Причем среди перечня оснований для освобождения присутствует «признание президентом Украины работы директора НБФБ неудовлетворительной по результатам рассмотрения его ежегодного отчета». Существует в качестве основания для увольнения и «признание Верховной Радой Украины работы директора НБФБ неудовлетворительной по результатам рассмотрения его ежегодного отчета». Однако ВР может лишь принять обращение к президенту относительно увольнения директора НБФБ. Решение же о том, увольнять его или нет, все равно будет принимать президент.

Для отбора работников в НБФБ предполагается создать квалификационно-дисциплинарную комиссию. Однако формирование этой комиссии предусмотрено таким образом, что решение о принятии на работу или увольнении любого работника НБФБ будет приниматься персонально директором, который, напомним, будет 100-процентным человеком президента. Для этого в комиссию из 7 человек предполагается 4 человека назначать по квоте директора НБФБ. 2 от ВР и 1 от общественности – как мертвому припарка.

Заметим, что эта же комиссия будет и карательным инструментом в пределах НБФБ – она будет ведать привлечением работников к дисциплинарной ответственности. Таким образом жесткая президентская кадровая вертикаль в НБФБ полностью замыкается.

Отдельной статьей проекта предусмотрено создание Коллегии НБФБ в качестве «коллегиального совещательного органа, который создается для мотивированного определения обоснованности заключений, которые содержат аналитические продукты аналитико-информационных подразделений НБФБ, согласованного решения вопросов деятельности центрального аппарата НБФБ и подчиненных ему территориальных органов, а также коллективного обсуждения направлений их оперативно-служебной деятельности и стратегии противодействия правонарушениям в сфере публичных финансов».

В последнее время в государственных, особенно контролирующих органах полюбили коллегиальность, которая позволяет усиливать безответственность. Так что данная Коллегия в этом смысле вполне в тренде. При этом, разумеется, коллегиальность тут чисто условная, поскольку в состав Коллегии будут входить люди, до этого персонально назначенные на свои должности главой НБФБ. Но даже если подчиненные вздумают вдруг бунтовать, то для директора НБФБ предусматривается возможность наплевать на любые решения Коллегии и принять собственное.

Структура

Система органов НБФБ должна будет состоять из центрального аппарата, территориальных подразделений (их количество не ограничено, тогда как в проекте по СФР было ограничение в 7 территориальных подразделений) Тренингового центра в качестве отдельного юрлица.

Количество сотрудников предлагается ограничить 4 тыс. человек – против 3,5 тыс. человек предлагавшихся для СФР.

Структура аппарата будет выглядеть таким образом:

1) аналитико-информационные подразделения;
2) следственно-оперативные подразделения;
3) подразделения внутренней безопасности;
4) подразделения кибербезопасности;
5) подразделения физической защиты;
6) вспомогательные подразделения.

Бросается в глаза, что среди специализированных подразделений преобладают именно силовые.

На зарплатах для президентской «опричнины» решено не скупиться. Только оклад для сотрудников основных специализированных подразделений должен составить от 17 прожиточных минимумов для детектива в территориальном подразделении до 50 прожиточных минимумов для директора НБФБ. То есть на сегодня от 30 тыс. грн. до 88 тыс. грн.

Остальные сотрудники должны будут получить оклад в 3 раза больший, чем на соответствующих должностях в органах исполнительной власти. К этому прилагаются набавки за выслугу лет, ранг, премии и т.д.

Сфера деятельности

Тот факт, что создать планируется именно силовую дубину, подтверждается и обширнейшими силовыми полномочиями НБФБ. Бюро, согласно законопроекту: ведет оперативно-розыскную деятельность (ОРД) и досудебное следствие; обеспечивает личную безопасность сотрудников НБФБ; применяет меры физического воздействия и огнестрельное оружие; осуществляет розыск активов, полученных от подследственных НБФБ преступлений; сотрудничает с «сексотами» и даже осуществляет розыск лиц, скрывающихся от следствия или суда; на основании решения суда на срок до 10 суток опечатывает архивы, кассы, помещения (кроме жилых) и т. д., берет их под охрану, а также изымает предметы и документы в порядке, предусмотренном УПК Украины.

Тем не менее часть проекта, посвященная описанию основной деятельности НБФБ, в разы меньше, чем часть проекта, посвященная описанию трудовых отношений, социальной защиты, подбору кадров и т.п.

Другими словами, проект предусматривает, что сотрудники НБФБ будут широчайшим образом использовать полномочия, предусмотренные сегодня законами об ОРД и о полиции, при этом не будут обременены даже теми ограничениями, которые сегодня предусмотрены для налоговой милиции.

Сегодня, например, в Налоговом кодексе Украины (НКУ) есть такой пункт в отношении налоговой милиции:

«56.22. Якщо платник податків оскаржує рішення контролюючого органу в адміністративному порядку та/або до суду, повідомлення особі про підозру у вчиненні кримінального правопорушення щодо ухилення від сплати податків не може ґрунтуватися виключно на цьому рішенні контролюючого органу до закінчення процедури адміністративного оскарження або до остаточного вирішення справи судом.
Початок досудового розслідування стосовно платника податків або повідомлення про підозру у вчиненні кримінального правопорушення його службовим (посадовим) особам не може бути підставою для зупинення провадження у справі або залишення без розгляду скарги (позову) такого платника податків, поданої до суду в межах процедури оскарження рішень контролюючих органів
».

Действует эта норма на практике с горем пополам, конечно, но в отношении НБФБ не будет и ее.

Зато НБФБ планируется наделить полномочиями изымать материалы уголовных производств у любых других правоохранительных органов.

«Приятные» довески

Зато в Заключительных положениях к законопроекту предлагается целый ряд законодательных изменений, которые существенно увеличивают возможности кошмарить бизнес.

1. Внести изменения в Уголовный процессуальный кодекс:
а) наделить прокурора правом назначения проверок и ревизий;
б) наделить следственный орган правом обращаться к прокурору за их назначением;
в) начинать досудебное расследование на основании аналитического заключения НБФБ;
г) на 16 статей, по сравнению с налоговой милицией, расширяется подследственность, отнесенная к ведению НБФБ (для СФР ее предлагалось расширить на 12 статей).

2. Внести изменения в Кодекс об административных правонарушениях (КОАП):
а) предусмотреть административные штрафы за не предоставление (или не в полном объеме) документов по запросу НБФБ в размере от 250 до 400 НМДГ (повторно в течение года от 400 до 600 НДМГ);
б) наделить руководящих сотрудников НБФБ правом выписывать протоколы об админправонарушениях по статьям: 512, 1551, 1621, 1622, 1631, 1632, 1634, 16312, 164, 1641,1642, 1645, 16412, 16414, 16416, 16616, 16617, 1772, 18514.

3. Внести изменения в Уголовный кодекс:
а) дополнить статьей 191-1 «Присвоение, растрата или завладение бюджетными средствами путем злоупотребления служебным положением» (наказание – от штрафа в 50 НМДГ до 12 лет лишения свободы);
б) дополнить ст. 212 примечанием: «Под фактически непоступлением в бюджеты или государственные целевые фонды средств понимается неуплата в порядке и сроки, установленные законом, согласованных денежных обязательств (т. е. вводится уголовное преследование за несвоевременную уплату!!!), аналогично для ст.212-1;
в) дополнить статьей 222-2 «Мошенничество с НДС» (наказание – от штрафа в 50 НМДГ до 12 лет лишения свободы за нарушения размером от 17 тыс. грн.!).

4. Дополнить Закон об ОРД новым основанием для проведения ОРД: наличием аналитико-информационного документа НБФБ!!!

То есть речь и близко не идет о демилитаризации борьбы с уклонением от уплаты налогов. Наоборот, под видом НБФБ создается орган с еще большими силовыми полномочиями и с еще большими возможностями для привлечения к уголовной ответственности представителей бизнеса, чем даже существующая (несуществующая на бумаге) налоговая милиция!!! При этом вся власть над этим органом концентрируется в одних руках!

Президентская рать

Проект о создании СФР был плохим и не предусматривал сокращения силового давления на бизнес. Однако проект о НБФБ абсолютно чудовищный. В случае его принятия времена существования налоговой милиции будут вспоминаться как сплошное блаженство.

Остается только обнародовать перечень депутатов, поставивших свои подписи под этим позорным документом им. Порошенко:

Южанина Нина Петровна (БПП, глава налогового Комитета);

 

Курячий Максим Павлович (БПП, глава подкомитета налогового Комитета);

 

Герасимов Артур Владимирович (глава фракции БПП, глава подкомитета Комитета по нацбезопасности);

 

Лукьянчук Руслан Валериевич (НФ, замглавы Комитета информатизации);

 

Король Виктор Николаевич (БПП, глава подкомитета правоохранительного Комитета).

Альтернативный проект

Альтернативный проект №8157 зарегистрирован явно в пику проекту Нины Южаниной в свете ее конфликта со своим номинальным заместителем в Комитете Андреем Журжием. Вряд ли он будет иметь какие-то серьезные перспективы.

Эта версия проекта о НБФБ переписана с прошлогоднего проекта о СФР. Ключевой вопрос – предусмотрена координация работы НБФБ через министра финансов, назначение Кабмином по представлению министра финансов и т. д.  В таком формате эта структура вряд ли должна называться Национальным бюро – СФР тут логичнее. Цель подачи проекта явно заключается в создании сложностей для продвижения проекта №8157.
И в этом смысле его можно только приветствовать.

 

История вопроса

Попытки создания СФР в качестве отдельного органа начали предприниматься еще в 2013 году – аккурат когда создавался «Минсдох». Тогдашний глава налоговой милиции Андрей Головач не нашел общего языка с новоназначенным министром Александром Клименко, и, используя свои связи в окружении Виктора Януковича, начал продвигать проект создания СФР. В какой-то момент вероятность создания службы была довольно высокой, но в конечном счете в этом противостоянии победил г-н Клименко, сторону которого заняли главы МВД Виталий Захарченко и СБУ Александр Якименко. Последним в случае создания СФР светила потеря ряда «жирных» функций в экономической сфере. Идею похоронили.

Но уже в марте 2014 г. она возродилась. 12 марта 2014 г. на заседании Кабмина было принято предварительное решение о создании СФР.

31 марта 2014 г. проект постановления Кабмина «О создании Службы финансовых расследований» был вынесен на рассмотрение заседания правительственного комитета социально-экономического развития и по вопросам международного сотрудничества. Причем этот проект постановления практически до буквы совпадал с законопроектом годичной давности. Только двигал его уже другой главный налоговый милиционер – Владимир Хоменко – при полной поддержке премьера Арсения Яценюка. Как и годом ранее, весной 2014 года предлагалось создать совершенно неадекватного силового монстра. Разве что подчиненного не президенту, а премьеру. Сначала решения по этой идее не было принято, но позже вышло поручение разработать все же законопроект, что и было сделано уже летом.

2 июля 2014 г. Владимир Хоменко направил на имя Арсения Яценюка через голову своего шефа, возглавляющего ныне ФГИУ, письмо за своей подписью «Об исполнении поручения Правительственного комитета социально-экономического развития и по вопросам международного сотрудничества». Суть идеи оставалась прежней: создание обособленного, но подконтрольного Кабмину (а точнее действующему премьеру, так как начальник службы должен был назначаться именно главой правительства и не мог быть уволен в течение 6 лет) «силового монстра» на базе налоговой милиции, подразделений МВД по борьбе с экономической и организованной преступностью, контрразведовательной защиты интересов государства в сфере экономической безопасности СБУ и даже Госфининспекции.

Получив это письмо, Арсений Яценюк стал активно продавливать создание «дуболомной» службы. 6 августа 2014 г. он заявил о своей полной поддержке, и более того – о том, что Верховная Рада планирует рассмотреть законопроект о ликвидации налоговой милиции и создании СФР на ближайшей пленарной неделе (с 12 по 15 августа). В тот же день на заседании правительства, поданный г-ном Хоменко законопроект о создании СФР, был одобрен Кабмином, а 8 августа под №4449а он был зарегистрирован в парламенте. Однако дело до рассмотрения законопроекта в Раде так и не дошло. А в ноябре в связи с избранием нового состава ВР проект был отозван. В начале же 2015 г. лишился своей должности и г-н Хоменко. Идею похоронили вторично.

Ожила она опять довольно скоро – осень 2015 г. На сей раз дело дошло до обнародования на официальном сайте ГФС законопроекта «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины и некоторые законодательные акты Украины в связи с проведением реформы (относительно налоговой милиции. Этот законопроект был лишен главного «недостатка» своих предшественников – он не предусматривал изъятия под СФР части «вкусных» функций, относящихся к ведению МВД и СБУ. Более того, уже не было и претензий на создание службы в качестве самостоятельного органа! Правда, права налоговой милиции все равно предлагалось существенно расширить – теперь главным образом за счет тех, которые предусмотрены сразу (!) 53 статьями Таможенного кодекса и ряда статей Закона «О национальной полиции». То есть, предлагалось налоговую милицию сделать еще более милицией при этом просто переименовав. Законопроект дальше вывешивания на сайт ГФС не прошел.

Очередная попытка создания новой службы была предпринята весной 2016 г., когда в Верховной Раде 15 марта под №4228 был зарегистрирован законопроект «О Финансовой полиции» (в первый раз с 2013 года авторы отошли от названия СФР), подписанный сразу 9 народными депутатами. Авторы проекта грамотно обосновали необходимость ликвидации налоговой милиции и создания нового органа. А вот взамен предложили не совсем то, что хотелось бы. Предлагалось создать орган с опять-таки главным образом силовыми функциями, объединив в нем функции налоговой милиции и нацполиции в части борьбы с экономическими преступлениями. СБУ же от греха подальше решили не трогать. При этом права Нацполиции, которые предлагалось распространить на Финполицию, выглядели странно. Среди таковых, например, была «поверхностная проверка лиц» (по сути, личный обыск), «остановка транспортных средств», «требование покинуть помещение и ограничение доступа на определенную территорию» и многое другое. Кстати, требование покинуть помещение и ограничение доступа на определенную территорию в случае со взаимоотношениями силовиков и бизнесменов могли вообще завести очень далеко. Например, потребовал бы финполицейский, чтобы бухгалтер покинул помещение, а потом этот бухгалтер долго бы доказывал, что у него пропали какие-то документы и т.п. В конце концов не «срослось» и с продвижением этого документа.

Сергей Саливон

Комментарии

К данной статье комментариев пока нет.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.