Новини та ділова аналітика для проактивних

Юрий Бирюков: Удалось сэкономить на закупках около 20%

27 апреля 2015 — 01:37

В условиях войны больше всего скандалов возникает, естественно, именно вокруг госзакупок для армии. По мнению БИЗНЕСа, причина скандалов - это смесь укоренявшейся годами коррупции, противостояний политических команд, устаревших законодательства и всей системы обеспечения армии, непрофессионализма общества.

Поэтому издание попыталось заглянуть чуть дальше и понять, что делается для того, чтобы система обеспечения стала эффективной. Напомним: с марта Минобороны (МО) начало закупать вещевое обеспечение с использованием инструментов электронной системы ProZorro.

Перспективы реформирования и причины некоторых скандалов журналисты обсудили с волонтерами, которые около трех месяцев назад получили “реформаторские” полномочия, - с Юрием Бирюковым, помощником министра обороны, и Артуром Переверзевым, координатором проекта электронных закупок при МО.


- Планирует ли Минобороны дальнейшее подключение к электронной системе ProZorro, которая пока запущена для госзакупок на “допороговых” торгах?

Артур Переверзев, координатор проекта электронных закупок при МО: "Надо создавать единый центр закупок под единым руководством”


Артур Переверзев: Дело в том, что мы начали работать с системой сразу с “запороговых” торгов, которые регламентируются Законом о госзакупках. Потребности Департамента госзакупок сильно превышают установленный порог — минимум 600-800 тыс.грн. за один лот. Большинство закупок для вещевого обеспечения проходят по так называемой переговорной процедуре, когда мы приглашаем поставщиков и в ходе одновременного собеседования с ними выбираем лучшее предложение.

При этом Закон не запрещает применять электронные торги. То есть до встречи с поставщиками мы могли на открытых электронных торгах провести аукцион по определению лучшей цены на необходимые нам товары — нечто вроде предквалификации. После чего все равно приглашали всех участников электронных торгов на встречу, где уточняли их предложения.

В рамках этой схемы мы в марте-апреле и использовали возможности ProZorro, проведя закупки на 0,5 млрд грн. для удовлетворения потребностей Департамента в вещевом обеспечении (см. “Ключевые показатели…” на стр.??. — Ред.). Применить процедуру открытых торгов для электронной системы мы, согласно законодательству, не можем.

- А зачем по переговорной процедуре после предквалификации приглашать всех участников, а не того, кто предложил в результате самую низкую цену?

А.П.: Во-первых, это был период тестирования нашей работы в системе. Было много нюансов: одна компания регистрировалась на трех разных площадках и, соответственно, на аукцион подавала формально три одинаковых предложения; разные производители допускали ошибки, ставили цену за единицу товара вместо цены за лот и т.п. На общей встрече мы уточняли эти детали. Во-вторых, для того чтобы приглашать на встречу по результатам электронных торгов только поставщика, предложившего лучшую цену, необходимо юридически это обосновать.

- О чем идет речь?

А.П.: Можно внести изменения в Закон о госзакупках. Но это долгий и сложный путь. Пошли другим путем. Минэкономразвития подготовило проект распоряжения Кабмина о начале эксперимента для официального применения электронных торговых площадок. На прошлой неделе распоряжение было на согласовании в Минюсте.

Ожидаем, что оно будет принято правительством уже на этой неделе. Распоряжение обяжет МО ввести приказом официальный регламент проведения переговорной процедуры с применением электронных торгов: сколько времени отводится на вопросы-ответы, на подачу ценового предложения, порядок оценивания и т.п. И для поставщика это будет единственным способом принять участие в закупках именно по переговорной процедуре. В этом случае мы будем приглашать на переговоры (личную встречу в МО) только победителя ценового аукциона. Если его предложение в результате проверки будет соответствовать требованиям лота, он будет выбран в качестве поставщика. Если будут несоответствия в заявке, мы пригласим на переговоры следующего поставщика, предложившего лучшую в ранге цену.

- Речь идет только о вещевом обеспечении или на электронные торги будут выставляться лоты по закупке продовольствия, нефтепродуктов и т.д.?

А.П.: В планах масштабирование электронной системы в первую очередь на те виды закупок, которые формируются Департаментом госзакупок по заявкам Службы тыла: вещевое обеспечение, продукты питания и ГСМ. Обмундирование уже закупается. Закупки продовольствия через электронные торги будут осуществляться по мере реформирования этой сферы одной из рабочих групп. Планируем, что в мае это уже удастся сделать. То же самое и с переводом на электронные торги закупок ГСМ. Более сложный вопрос, например, с ремонтом, изготовлением вооружений и военной техники. Эта деятельность была лицензируемой. С конца июня, когда вступит в силу новый Закон о лицензировании, оно отменяется и рынок будет либерализован. Тогда мы сможем закупать такие услуги с использованием прозрачной электронной системы у многих субъектов рынка, а не только у конкретных заводов.

- Одна из коррупционных составляющих при госзакупках - это определение предмета закупки. Исходя из того, как составлено его описание, и выбирается поставщик, независимо от процедуры открытых ценовых аукционов. Как решается этот вопрос?

Юрий Бирюков: Такая проблема действительно есть. В частности, при осуществлении закупок обмундирования МО может ориентироваться или на ГОСТ или ДСТУ, или на технические условия, или на техническое описание, или на образец-эталон. На этом чиновники всегда и играли. Например, МО надо купить противоосколочные очки. Описание их через ДСТУ займет колоссально много времени. Поэтому, как правило, при закупках брался образец-эталон. В результате торговля шла с одной фирмой, так как только она могла поставить продукцию, соответствующую эталону. Описать предметы закупок можно, составив перечень нейтральных с точки зрения требований ТУ. В 2015 г. в бюджете МО запланировано 700 тыс.грн. на закупку техусловий. Мы на это все посмотрели и через рабочую группу начали самостоятельно, без привлечения бюджетных средств, разрабатывать ТУ не под конкретные фирмы, а общие - нейтральные. В первой половине апреля уже утверждено несколько техусловий, они выложены на сайте МО. Темп принятия - два-три ТУ в неделю. Рабочую группу возглавляет на волонтерских началах Константин Лесник. В нее вошли кадровые офицеры, специалисты Службы тыла, гражданские лица, работающие в МО. Должны вскоре утвердить новый состав сухих пайков. Из-за несовершенства украинского законодательства этот процесс длится пять месяцев. Мы уже разработали десяток меню для сухпайков. Но нужно по четвертому разу пройти согласования с СЭС и другими госорганами. Хотя, возможно, для армии это оправданно.

- Их закупку выставят на электронные торги?

Ю.Б.: Да. Директор Департамента Нелли Стельмах уже покупала консервы, правда, без использования электронных торгов. В отличие от практики прошлого года, теперь она собрала всех производителей одновременно и провела публичные переговоры. Удалось сэкономить на закупках около 20%.

- Поставщик поменялся?

Ю.Б.: Часть лотов выиграл старый поставщик, продукцию которого в прошлом году мы отдавали на проверку в лабораторию, поскольку внешне содержимое консервов было низкого качества. Но в половине случаев появились новые поставщики. Опять же спасибо нашему законодательству.
Как бы я на своем эмоциональном уровне ни хотел, чтобы мы не покупали сухпайки у “старой” фирмы “Визит”, но если, по формальным признакам, они выиграли тендер, мы не имеем права им отказать. Зато потом от СМИ “огребаем” за то, что покупаем опять у старых поставщиков.

- Волонтеры, в том числе поступившие в штат МО, получили реальные полномочия по реформированию системы госзакупок с начала января 2015 г. В ВР постепенно принимаются законопроекты, которые косметически оптимизируют систему. Но что с точки зрения организации закупок стоит кардинально менять?

А.П.: Общая концепция реформы госзакупок Минобороны еще не готова. Единственное, что надо делать однозначно, - создавать единый центр закупок, который занимался бы закупками под единым руководством. В ином случае нам будет сложно внедрять электронные закупки отдельно во всех многочисленных управлениях и департаментах. Такой центр можно создавать в МО, не прибегая к законодательным изменениям, переподчинив разные структуры внутри министерства. Например, сейчас через Департамент госзакупок проводят закупки еще пять-шесть других управлений и департаментов, подавая нам заявки. Роль Департамента в данном случае чисто техническая: принять решение о проведении переговорной процедуры и провести ее, не формируя сам заказ. Поэтому к такому центру могут быть прикомандированы специалисты из других структур, которые будут постоянно работать в Департаменте на период осуществления конкретной закупки.

- Почему еще не создали концепцию создания центра и когда она может появиться?

А.П.: Закупки только часть этого процесса. Мы не можем разработать полноценный программный документ, пока не учтены роль логистики и принципы ее реформирования. Например, в Великобритании логистика формирует закупки, там реализована идея работы через единый центр. У нас логистика и система закупок работают сами по себе. Процесс реформирования логистической сферы сложнее, чем сферы закупок. Планируем в течение мая, после принятия распоряжения Кабмина, осуществить экспериментальное внедрение электронных закупок. И в июне рабочие группы, занимающиеся разными аспектами реформирования, уже смогут заняться созданием новой общей концепции работы через единый центр. Без нее реформировать процесс обеспечения армии будет невозможно.

Ю.Б.: В конце марта начальник тыла ВСУ вместе с координатором Совета волонтеров при МО Давидом Арахамией ездили в Брюссель, чтобы представить в НАТО пилотный проект по внедрению в Украине системы логистики и учета материально-технических ценностей по натовским же стандартам. Разрабатывался этот проект четыре месяца совместно с одним из трастовых фондов НАТО и компанией Ernst&Young. Принципиально НАТО утвердил предоставление EUR1 млн для внедрения пилотного проекта. Система будет тестироваться на базе одного склада и двух воинских частей.
Речь идет об автоматизации процессов, совместимости их с информационными системами НАТО. Мы, кстати, уже вводим в разрабатываемых ТУ кодировку для идентификации формы по стандартам НАТО.

- В январе действующие чиновники МО активно саботировали нового директора Департамента госзакупок Нелли Стельмах…

Ю.Б.: Почему саботировали, это продолжается. Многие решили, что я 1 апреля пошутил, сообщив, что приказом министра обороны сотрудники Департамента госзакупок, Центрального управления вещевого обеспечения Службы тыла, Управления военных представительств должны пройти проверку на полиграфе. Как вы уже знаете, это была не шутка. Такую проверку предстоит пройти нескольким сотням человек. Из тех чиновников, кого уже проверили, детектор не прошел никто. Были забавные случаи. Начальник одной из этих структур при проверке бледнел, синел, палец до крови кусал, кнопкой себя колол, сознание терял. Но результат для него был отрицательный.

- Какие вопросы задаются?

Ю.Б.: Данному персонажу задавали такие вопросы: “Ви приймали злочинні рішення за чиєюсь вказівкою? Ви підтримуєте взаємовигідні стосунки з особами з кримінального середовища? Ви давали кому-небудь хабара з метою отримання неправомірної вигоди? Ви отримували від кого-небудь хабара?
Ви давали кому-небудь нагороду за призначення вас на посаду? Після березня 2014 року ви висловлювали проросійські погляди?”. На нем клейма негде ставить. Честно он ответил только на последний вопрос: “Не висловлював проросійські погляди”. Второй блок вопросов касался передачи секретной информации иностранным разведкам. В этом вопросе у него тоже все чисто.

- Предположим, что 80-90% не пройдут полиграф и вам придется менять команду. Зарплаты на госслужбе мизерные - 1600-3300 грн. в месяц, а специалисты нужны хорошие. Какой выход?

Ю.Б.: Варианты есть, но нас снова будут обвинять в коррупции. В Украине 100 тыс. человек будут призваны в рамках мобилизации в этом году. Среди мобилизованных есть люди самых разных специальностей: аудиторы, юристы, программисты, экономисты и др. Поскольку у нас объективно кризис, то в данном случае принимаем кризис-решение: по условиям мобилизации зарплаты призывников по месту работы в течение года сохраняются. Эту схему уже применяем. Руководитель проектного офиса реформ - это проект-менеджер из достаточно серьезной компании. Мы способствовали тому, чтобы его призвали на год, он сейчас переведен в наше распоряжение. Это один из вариантов. Второй - летом, возможно, внесут изменения в Закон о госслужбе. В пакете изменений будет предусмотрено получение госслужащим грантов из международных трастовых фондов.

А.П.: Призыв - это тоже полумера. В Департаменте есть гражданские вакансии. Проблема саботажа состоит в том, что некоторые люди годами привыкли ни за что не переживать. Есть женщина, которая работала, кажется, лет 35 в Департаменте, у нее в кабинете плакат висит “Не стоит нервничать ни о чем в этом мире”. Такие сотрудники понимают старые процессы, но к нововведениям морально категорически не готовы. Их не так и много, и их несложно заменить даже при зарплате 3000 грн. Много молодых людей с высшим образованием, которые с радостью пошли бы работать, и их легко научить работе в той же системе электронных закупок.

- Один из последних кадровых скандалов, был связан с назначением Алены Ротовой, весьма неоднозначной фигуры, на должность директора Департамента капстроительства, с отрицанием или неотрицанием этого назначения, перепалкой между вами и интернет-сайтом “Цензор”. Ее назначили или нет?

Ю.Б.: Никто и не отрицал ее назначение. Она была назначена врио директора на период проверки ее специальной комиссией по трудоустройству. Она проверку не прошла, даже до полиграфа дело не дошло. Скандал был вызван тем, что журналисты построили непрофессиональную дедуктивную цепочку. Если Алена Ротова раньше работала в Херсоне, знакома с господами Пинькасом и Романовым (представители “Укроборонпрома”. - Ред.), значит, она знакома с г-ном Гладковским (первый заместитель секретаря СНБО. — Ред.). А значит, чуть ли не Президент Украины Петр Порошенко звонил министру обороны Степану Полтораку с просьбой назначить Ротову.

- Учитывая неоднозначность ее фигуры, зачем вообще было назначать ее проверку, чье это было решение?

Ю.Б.: Я знаю, кто ее привел в Минобороны и всячески правильно характеризовал и лоббировал.
- И кто?

Ю.Б.: Не хочу называть. Во-первых, он сейчас при должности. Во-вторых, это очень высокая должность. В комментариях к этой статье в интернете данная фамилия названа (в одном из комментариев в связи с этим упоминался Анатолий Матиос. - Ред.). Степану Полтораку было изначально все равно, кого на эту должность ставить. Поскольку Департамент капитального строительства сейчас проходит процесс реорганизации. И через полтора-два месяца в этой сфере будут другие назначения. Да, объективно министр обороны совершил ошибку. Этого никто не отрицает. Опять же, совершил не задумавшись, у него своя логика была. С одной стороны, тут такой “высокий” человек говорит, что она абсолютно честная, прозрачная, кристальная и т.д. С другой - все равно это абсолютно техническая должность на ближайшие полтора месяца, пока идет процесс реорганизации.

- По последним данным половина призывников по мобилизации не прошла медкомиссию. Почему, как вы думаете?

Ю.Б.: Эта проблема - слишком многогранна. Во-первых, давайте скажем спасибо сами себе за то, что мы из армии сделали реалити-шоу. Средний срез информационного месседжа, который мы ежедневно вносим в голову обществу, - в армии все плохо. Кто же пойдет в армию, если ежедневно по всем информационным каналам “вкладывают” в голову кошмар: что все генералы у нас абсолютные бездари, что армия наша в любом случае попадет в какой-нибудь котел и всех убьют. И при этом в армии ничего не выдают. Все голые, босые да еще и голодные.
Я, кстати, все это понимаю, но все равно пишу о проблемах.

- Зачем вы это делаете?

Ю.Б.: Есть те, кто пишет, что все плохо, ничего не будет, мы проигрываем... Я обозначаю проблему и показываю, как мы ее решаем.

- Вы сказали о сгущении красок вокруг армии. Но и говорить, что у нас все хорошо, преждевременно. Во всем массиве негатива ведь есть конструктивная критика, на которую надо правильно реагировать?

Ю.Б.: Зерна здравой критики, безусловно, есть. Но СМИ должны давать ее профессионально, а не огульно обвинять МО, что оно, например, в том или ином случае не накормило военнослужащих. Минобороны уже давно никого не кормит. Процесс еще при Анатолии Гриценко был отдан на аутсорсинг.
Если в конкретной воинской части не накормили или плохо накормили солдат, это означает, что есть вина непосредственного командира подразделения. Мы разбирались: в одном конкретном случае бойцы 90-го батальона 95-й бригады под Константиновкой были плохо накормлены. Начпрод просто не вовремя оформил заявку на продовольствие, потому что он пять дней находился в запое и ему все равно было, кто и чем кормится.

- Когда, наконец, угаснут бесчисленные скандалы вокруг закупок МО, чтобы у журналистов и общества был минимум вопросов?

Ю.Б.: Когда мы сможем сажать журналистов на 15 лет в тюрьму за дезинформацию. Тогда, по крайней мере, журналист, прежде чем что-либо написать, попытается установить факты. Получит документы. Проанализирует их суть. У нас сейчас журналистика, особенно онлайн-журналистика, работает по схеме: где-то что-то услышал, выложил в публичный доступ. При этом считается, что это априори объективная информация, правда в последней инстанции.

- Те же сенсации создавали вы осенью прошлого года вокруг уже упомянутых консервов…

Ю.Б.: Да. Но наши специалисты перед этим поехали на завод, сфотографировали весь процесс, отобрали образцы и передали их в лабораторию на анализ. По крайней мере, мы попытались объективно разобраться в причинах. Безусловно, критика со стороны СМИ нужна. Обязательно нужно “долбить” все ветви власти, и не только МО. Требовать прозрачности, эффективности. Но неплохо бы спрашивать и другую точку зрения.

- Журналисты не звонят в пресс-службу МО выяснить ситуацию?

Ю.Б.: Как правило, очень редко.

Ключевые показатели использования Министерством обороны электронной системы ProZorro*

Ожидаемые объемы закупок на электронных торгах: 487,7 млн грн.

Закупаемые на электронных торгах товары: вещевое обеспечение (выставлено 32 предмета закупки на 121 лоте, аукционы состоялись по 23 предметам).

Объем сэкономленных средств: до 30% ожидаемой стоимости закупки.

Уровень конкуренция: от 2 до 14 участников на лот.

*За период 02.03.15 г. — 15.04.15 г.

Антигерои Украины