Новини та ділова аналітика для проактивних

Результат борьбы Зеленского через СНБО с контрабандой: таможенные сборы снизились на 4%

Уже три месяца прошло с момента, когда в первых числа апреля 2021 года президент Владимир Зеленский через СНБО принял громкое решение о борьбе с контрабандой. Выжигать каленым железом контрабандистов власть решила через санкции против физических и юридических лиц, причастных к контрабандным потокам. А также – отстранением от работы заподозренных в нехороших делах таможенников. Второй пакет санкций СНБО был принят 15 апреля.

Логично, что такая бескомпромиссная борьба должна увенчаться снижением контрабанды на таможне (а иначе зачем вводить санкции). Всякие недоброжелатели «единственно верного» президентского курса сразу заявили, что в списки не попали контрабандисты, приближенные к верным «слугам народа». Но это все как говорится наговоры и пиар. Объективно же рассудить противоборствующие стороны могут только цифры – экономические показатели работы таможни.

Второй квартал (апрель-июнь) как раз и должен был стать, скажем так, сигнальным для оценки эффективности принятых мер. Тем более что сам же президент оценил годовые объемы потерь бюджета из-за схем «серого» импорта и контрабанды в 300 млрд. грн. – при плановых сборах таможни на этот год в 420 млрд. грн.

Даже перекрытие, скажем, седьмой части нелегальных потоков должно было дать прибавку к таможенным сборам в 10% (если делать корреляцию с учетом динамики объемов импорта). И это если ориентироваться на цифры потерь, озвученные президентом. А есть мнение, что их сумма даже больше – порядка 350 млрд грн. То есть, вполне сопоставима с объемом сборов таможенных платежей.

Выбранный нами сигнальный квартал показал, что улучшения собираемости платежей практически нет. Стало быть, нет и пресечения контрабандных потоков. Нещадная борьба с контрабандой оказалась бурей в стакане и удобным поводом для PR. Но во всяком случае для государственного бюджета никакого эффекта она не дала.

Что касается выгодополучателей от этих потоков, то среди них перераспределение наверняка произошло. И даже можно догадаться в чью пользу – с учетом любопытной славы Ильи Павлюка, являющегося одной из опор партии «Слуга народа».

Нова Влада проанализировала промежуточные данные работы таможенников – свидетельствуют ли они об успешности юридически и коррупционно сомнительных решений «гаранта».

Немного исторических деталей

3 апреля президент Зеленский подписал указ, которым ввел в действие решение СНБО от 2 апреля о введении санкций против лиц, которых сам же Зеленский назвал «топ-десяткой украинской контрабанды»: «Чёрная пятница наступила для ряда юридических и физических лиц. Прежде всего, речь о контрабанде. Это экономический терроризм против Украины.

По расчетам экспертов, убытки из-за контрабанды достигают 300 млрд гривен, которые недополучил государственный бюджет Украины, из них более 100 млрд вследствие неэффективной работы таможни.

Сегодня впервые в истории Украины введены персональные санкции, в частности, заблокированы активы, имущество лиц, которых – по аналитическим данным аппарата СНБО и по данным СБУ – можно назвать топ-десяткой украинской контрабанды».

PR на столь специфическом способе борьбы с контрабандой в Офисе президента, похоже, посчитали удачным, а потому тему решили продолжить. Не прошло и двух недель после выхода первого «антиконтрабандного» указа, как Зеленский анонсировал выход второго: «Совет национальной безопасности и обороны будет применять санкции ко второй части контрабандистов. Применятся санкции будут к 12 лицам – физическим и юридическим. И это тоже не финал. За эти 30 лет у нас просто пласт контрабандистов. Такое чувство, что это – как отдельная профессия. Мы видим, кто из контрабандистов имеет сколько паспортов, сколько гражданств, многие из них имеют 2-3 гражданства. С этим вопросом мы разберемся быстро». Соответствующий указ был подписан 21 апреля.  Правда, в нем почему-то оказалось не 12, а 13 физических лиц. Создалось впечатление, что кто-то договорился о своем невключении, а потом не смог рассчитаться – и был все же включен. Но это только предположение.

Нужно сказать, что в рамках двух упомянутых указов под санкции попали более 170 компаний. Плюс параллельно было объявлено об отстранении от работы 100 таможенников.

С одной стороны, использование такого инструмента как санкции СНБО в борьбе с контрабандой выглядит довольно диковато. Все же мы живем в государстве, у которого есть Таможенный и Уголовный кодексы, правоохранительные органы и суды. С другой стороны большого удивления применение этого инструмента тоже не вызвало – на фоне принимающих чередой внесудебных решений о запретах на определенные действия, блокировании активов и других форм ограничений прав сограждан.

Цифры и реальность

Но бог с ним, с инструментом. Столь громогласные заявления и столь серьезные санкции просто обязаны были привести к взрывному положительному результату в таможенном оформлении грузов и взимании таможенных платежей.

Неискушенному человеку может даже показаться, что нечто подобное произошло. Во втором квартале 2021 года рост налоговых поступлений от таможни (импортный НДС, акциз и пошлины), в сравнении с первым кварталом (январь-март), составил 11,3% (почти $4 млрд против $3,6 млрд).

А в сравнении со вторым кварталом 2020 года рост и правда взрывной – 45,4% (все те же почти $4 млрд против $2,7 млрд).

Но ситуация выглядит совсем иначе, если сравнить поступления с объемами налогооблагаемого импорта (с части импорта товаров и услуг не взимаются налоги и пошлины, поэтому их нельзя учитывать для сравнения темпов роста импорта и поступлений от него).

Так вот, во 2-м квартале, в сравнении с первым кварталом нынешнего года, налогооблагаемый импорт вырос на 9,5% (с $13,5 млрд до $14,8 млрд). Тут даже можно обнаружить «перемогу» – хоть и микроскопического масштаба. Темпы роста поступлений (11,3%) чуть-чуть опередили прирост налогооблагаемого импорта (9,5%) – реальная прибавка всего в 1,6% (111,3%/109,5% = рост 101,6%)

Как видим, реальный рост таможенных сборов далек даже от 10%, если бы, как мы писали выше, перекрыли хотя бы седьмую часть от заявленных контрабандных потоков. Эти 1,6% с большой натяжкой можно назвать позитивом, но аж никак не перекрытием контрабандных потоков. Скажем так, с учетом объемов контрабанды – цифра в рамках погрешности.

Но гораздо корректнее сравнивать аналогичные периоды двух годов (ведь у ряда товаров есть ярко выраженная сезонность). А вот здесь картина выходит уж совсем печальная:

- рост в Украине налогооблагаемого импорта во втором квартале 2021 года по отношению к аналогичному периоду прошлого года, когда связанные с пандемией ограничения почти убили мировую торговлю, составил 51% – с $9,8 млрд до $14,8 млрд.

- тогда как рост таможенных платежей, как уже упоминалось выше, составил лишь 45,4%.

Другими словами, собираемость таможенных платежей, в сравнении со вторым кварталом прошлого года, сократилась и немало – на 3,7%.

Уже можно делать осторожные выводы о том, что так называемая борьба Зеленского&СНБО с контрабандой привела к ее росту. Как говорится, не можешь побороть – возглавь.

Кстати, напомним, что почти все таможенники, которые в апреле в результате санкций были отстранены от работы, вернулись на свои рабочие места.

Собственно, это все, что следует знать о решительной «перемоге» Зеленского и его Офиса над контрабандой. Ее (то бишь борьбы, а не контрабанды) нет. И вообще в этом деле нет ничего, кроме PR и, весьма вероятно, перераспределения контрабандных потоков в пользу своих людей.

Антигерои Украины